Тату — благодать или скверна?

29.01.2004

Как раввин сайта я должен был оценить материал на вопрос кошерности. Размышляя над тем, какое предисловие написать, я оказался в тупике: «наехать» на евреев, выражающих свое еврейство татуировкой — значит, показаться «темным мракобесом» в мире современности; сказать что-то в стиле р. Леви-Ицхака из Бердичева («Владыка мира, смотри! Даже будучи ассимилированными, Твои дети не отказываются от своего еврейства!») — рука не подымается… не вижу я в этом Еврейства, а все больше ассимиляцию…

На ум пришла хасидская притча: «К одному ребе пришли с вопросом:

— Почему вы негативно относитесь к реформистам? Ведь они изменяют иудаизм в сторону современности и красоты — упрощают сложные законы, в их синагогах устанавливают органы, поет хор. Красота!

— Расскажу вам притчу, — ответил ребе, жили два брата, и у одного из них сгорел дом. Сидит он на пепелище и плачет. Второй увидел, что брату плохо, решил утешить его: собрал веселую компанию, музыкантов и хор и устроил на пепелище веселое представление.

Когда еврейский мир сгорает от ассимиляции, утешением будет помощь в его восстановлении, а не веселье на углях!».

Но тут на тот же ум пришла другая хасидская мудрость: «Сказал молодой хасид рабби Лейбу из Ковеля:

— Посмотрел я на этот мир — какой ужас!

Ответил ребе:

— А кто тебе сказал, что ты видел мир? Может быть, ты видел лишь собственное в нем отражение?».

Вот теперь я могу от чистого сердца сказать: Владыка мира, смотри! Даже будучи ассимилированными, Твои дети не отказываются от своего еврейства!

Раввин Йосеф Херсонский


P.S. Заодно прорекламирую нашу подборку хасидских притч в разделе «Майса». В тупиковых ситуациях они незаменимы!


* * *


Несмотря на все запреты и порицания некоторые люди наносят на свое тело еврейскую символику как символ национальной принадлежности. Рики Косовски (Riqi Kosovske), например, сделала это, чтобы отметить некий этап в своей жизни. Шин Фарнэн (Sean Farnan) — из чувства гордости. Эврилл Полак (Avrille Polack) ставил целью заявить миру о своей национальности. А Скотт Шифф (Scott Shiff) всего-навсего обзавелся вечным напоминанием об этом. И это напоминание действительно будет вечным, поскольку это — татуировка. И не важно, какой она величины, насколько искусно выполнена или в какой мере содержит в себе элементы еврейской символики.

Ибо то, что сделали эти евреи, еврейским законом запрещено. http://www.jewish.ru/10660.asp

«Иудаизм всегда рассматривал наше тело как дар Б-жий, — комментирует ситуацию оклендский раввин Йуда Дардик (Judah Dardik). — Ты должен использовать свое тело как дом для души. Оно дано нам в пользование. Ведь когда ты берешь в аренду машину, ты же стараешься беречь ее, чтобы вернуть в хорошем состоянии. Столь же бережно мы должны обходиться и со своим телом».

И все же отметки на плоти с увлечением продолжают ставить многие евреи. И не просто ставят их, а даже частенько используют при этом еврейскую символику.

В последнее время татуировка стала одной из господствующих тенденций моды, и популярность ее неоспоримо растет. Как утверждает статистика, в прошлом году 36 процентов людей в возрасте от 25 до 29 лет имели, по крайней мере, одну татуировку. И это при том, что в 2002-м, как подсчитал американский журнал «Esquire Magazine», к числу «меченых» относился лишь каждый восьмой американец.

Причины, по которым евреи делают татуировки, удивительно разноообразны. Рики Косовски, студентка одного из еврейских колледжей Лос-Анджелеса, сделала себе татуировку на лодыжке в виде «хамсы». Восточный и еврейский символ удачи в виде раскрытой ладони, как она считает, призван отразить ее внутренний конфликт — между традиционным иудаизмом и творчески экспрессивной духовностью.

А вот 32-летний Скотт Шифф в Б-га не верит, потому закон ничего для него не значит. Этот житель Сан-Франциско наколол на своем плече «хай» отчасти в знак солидарности с Израилем, а еще потому, что данная эмблема символизирует удачу и жизнь. При этом он продолжает гордиться своим еврейством и носит клеймо с высоко поднятой головой.



Эврилл Полак из Окленда в свои 33 года отнюдь не сожалеет о том, что ее тело «украшено» аж тремя татуировками. Правда, не уверена, что решилась бы сделать это сейчас. «Я бы не стала утверждать, что сделала что-то неправильное, — говорит она. — Сейчас я изучаю иудаизм и занимаюсь действительно духовными вещами. Ну, а все остальное — вторично» .

Некоторые пожмут плечами — дескать, а в чем, собственно, проблема-то? Ведь какая-то часть нынешней американской молодежи воспринимает тату не более, чем форму искусства. Тем не менее, многие пожилые евреи считают иначе — со времен Второй мировой войны татуировка для них является осквернением памяти жертв Холокоста. Шин Фарнэн, впрочем, с этим не согласен, гордо нося на своей груди изображение, призванное, по его мнению, напоминать о трагедии Холокоста: объятый языками пламени Маген Давид со словом «Jude» в центре.

Йорам Шпыркин