hАЛАХА: Закон есть закон! А как быть?..

12.04.2001

Когда говорят, то или иное жизненное явление (от свиных отбивных или лягушачьих лапок до расторжения сложного дорогого контракта или подписания судьбоносного мирного договора на высшем межгосударственном уровне) вписывается или не вписывается в РАМКИ ИУДАИЗМА, то надо понимать, что имеется в виду. И поделиться этим пониманием со всеми, кого такой вопрос касается, а равно — может коснуться и заинтересовать. Где рама у этой картины, а где сама картина?

Так вот:

Еврейский закон, hалаха — ЭТО И ЕСТЬ САМЫЕ ТОЧНЫЕ РАМКИ ИУДАИЗМА, А ЗАОДНО И РАМКИ ЕВРЕЙСТВА КАК ТАКОВОГО.

Мы сами выбираем, как нам жить, что делать, с кем дружить, но мы же — как люди взрослые и цивилизованные, правоспособные и вменяемые — вполне отдаем себе отчет и в том, что наши действия могут аккуратно вписываться в рамки закона, а могут... — ну, скажем мягко — "слегка стукаться об эти рамки", не помещаться в них. И тут не вопрос веры или неверия, не вопрос "религиозного чувства" или "пыла души" реально оказывается решающим, а вопрос знания. Именно знание или незнание, понимание или непонимание того, что ты реально делаешь в данный момент — с точки зрения эффективно действующего и живо на все реагирующего закона — решает здесь все. Нам часто пишут крупными буквами и строго напоминают в разных местах — вплоть до страниц Уголовного или Уголовно-процессуального Кодексов той или иной страны — что "НЕЗНАНИЕ ЗАКОНОВ НЕ ОСВОБОЖДАЕТ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ИХ СОБЛЮДЕНИЕ". Правда, есть и еще вариант, сформулированный одним из "западных наблюдателей" в России лет сто пятьдесят назад: маркиз де Кюстин в своей книге путевых заметок о российской жизни 1839 года заметил, что "жестокость и глупость местных законов в значительной мере смягчается необязательностью их исполнения".

Здесь не место и не время обсуждать конкретные законодательные акты или процедуры той или иной страны, но мы можем легко заметить, что раз "местные законы" в разных точках карты мира так сильно различаются, то это уже дает простор не только фантазии, воображению, но и действиям самого разного рода. Как же так? — подмывает спросить: в одной стране иметь в кармане хоть один грамм марихуаны — тяжкое преступление, поймают — угодишь за решетку или на нары. Ну, а в другой — никаких проблем, милости просим, носи хоть полтонны, если унесешь, и кури на здоровье, пока не докуришься... — и таких примеров многое множество. Как отличить "законное" от "незаконного" — есть ли универсальный критерий? Нет — и вы будете долго и безуспешно его искать в самих законах, да вряд ли найдете... На этой плоскости линии разных соображений, по которым люди написали себе те или иные законы, могут и не пересечься, а могут и вовсе затеряться.

О разнице в правовых подходах к легким наркотикам, мафии, взяткам или полицейским побоям в Амстердаме и Москве (или в Алабаме и Хевроне) тоже в другой раз, но давайте отметим, что есть ЗАКОНЫ И ЗАКОНЫ. В понимании жителей и законников так называемых "цивилизованных стран" — начиная со знаменитого "римского права" и заканчивая французскими просветителями недавних эпох — закон это своего рода "Общественный договор". Или, иначе говоря, это тот "общий знаменатель", к которому приводят свои желания и возможности общество, граждане и власть, чтобы им было удобно жить и по возможности — не перегрызать друг другу глотку в процессе этйо жизни. В странах с деспотической, диктаторской формой правления этот договор начальство в одностороннем порядке навязывает подчиненным. В странах демократических — подчиненные стараются гарантировать как раз "ненавязчивое", "вегетерианское" поведение власти, а выбранная власть старается, не забывая о себе — любимой, обслуживать еще и свой народ по первому разряду, в том числе и законами, и охраной общих интересов. Достаточно проследить, как менялся свод текущих законов любой "цивилизованной" страны за последнюю, скажем, тысячу лет — ведь мы знаем, что для еврейской истории это не срок! И что же — мы увидим, что кое-где еще действуют правила, запрещающие входить в здание парламента в рыцарских латах, а кое-где уже есть законодательно принятые правила обращения с кредитными банковскими карточками или Интернетом. От жесткого запрещения евреям торговать или селиться в определенных границах до полного правового равенства всех граждан перед параграфами Конституций и Деклараций. То есть — все меняется, а значит — если огрубить формулировку до пословицы — закон что дышло. — ???!

В смысле его прикладного использования, он такое же орудие в руках власти и общества, как любое другое, только очень сложное, и им вооружены не только люди в мундирах, но и наемные адвокаты, и сами граждане, если, конечно, они умеют читать. Показатель суммарных доходов юристов, стоящих на страже прав и свобод в стране, лучше многих говорит о ее "цивилизованности" — и все, казалось бы, ясно.

Но не совсем так обстоит дело в еврейской истории и в еврейской жизни.

Дело не в том, что все сразу будет наоборот, потому что речь зашла о евреях. Дело в том, что

ЕСТЬ ЗАКОНЫ, ПРИДУМАННЫЕ ЛЮДЬМИ, а есть законы, ДАННЫЕ СВЫШЕ.

И их нельзя принять (либо отменить) большинством голосов депутатов, декретом главы государства или даже всенародным референдумом — высшей формой узаконенного теперь "народовластия", или демократии. Чтобы вписываться — и вписать свою жизнь — в рамки еврейского закона, недостаточно уметь читать и быть сторонником демократии с ее разделением властей, гарантией прав меньшинства и другими достижениями цивилизации в области права. Хотя и то, и другое, и третье прекрасно помещается в этих рамках, ничуть им не противореча. НО ПРОСТРАНСТВО ЕВРЕЙСКОГО ЗАКОНА и ЕВРЕЙСКОЙ ЖИЗНИ НЕ ПЛОСКОЕ, А ТРЕХМЕРНОЕ, ОБЪЕМНОЕ. И поэтому — кроме таких понятий, как человек, власть и общество, или община (без чего еврейская жизнь невозможна и неполноценна) есть еще одно измерение, которое оказывается важнейшим именно в вопросе КАК БЫТЬ.

Иудаизм — уникальное учение, которое утверждает, что изучение — не только способ, но и конечная цель, и не только конечная цель среди множества других целей, но самая высокое и почетное из чаяний человеческих. Изучение Торы ради Торы — священное действие, величайшая из всех мицвот (заповедей Торы). Многие ученые, изучавшие Тору, сознательно жили в бедности и лишениях, чтобы полностью посвятить себя науке. Каждый соблюдающий традицию еврей, независимо от его эрудированности, посвятил хотя бы частицу своей жизни изучению Торы. Те, кому это удалось, погрузились в глубины Талмуда. Другие хотя бы читали Мишну или еженедельно изучали недельный раздел Торы с комментариями Раши. Даже малограмотные люди ежедневно читали наизусть псалмы. Для еврея изучение Торы всегда было чем-то большим, чем просто ритуал.

Сквозь страницы Гемары еврей всегда воспринимал Вс-вышнего, который как бы говорил с ним. Давным-давно Мудрецы учили: "кудша берих hу ве-орайта хад", то есть Б-г и Тора — одно; Тора — есть воплощение божественной мудрости. Вс-вышний открывает Себя всякому, кто погружается в глубину Торы; то, насколько Творец раскрывает Себя — прямо пропорционально тому, насколько глубоко человек погружается в изучение Торы, и насколько он понимает ее через своё восприятие. Для ученого художественное произведение, освещающее внутреннюю суть, является гораздо более красноречивым свидетельством Б-жественного Присутствия, чем многочисленные философские доводы. Нужно пережить это состояние интеллектуального восприятия Б-жественной мудрости, чтобы понять его.

Иудаизм — целиком и полностью религия закона, закона, который руководит каждый аспектом человеческого существования. В Торе мы находим не просто набор законов, но также и каноны их прочтения, а также принципы, согласно которым можно разрешать возможные внутренние конфликты. Раби Моше бен Маймон (Рамбам) пишет в одном из своих тринадцати Принципов Веры, что Тора не будет меняться, ни целиком, ни в какой-либо части. Б-жественное происхождение Торы предполагает ее неизменность, и таким образом, она не может правиться или перестраиваться.

Хотя Тора сама по себе неизменна, мудрецы учат нас, что формулировки многих ее законов и правил целиком и полностью зависят от человеческого разума. Тора — б-жественна (это не комплемент, а просто "обратный адрес" ее происхождения), но "ло ба-шамайим хи — она не на небесах" (Так говорится в пятой книге Хумаша, Моисеева Пятикнижия, Дварим, или по-русски Второзаконие 30:12). Поэтому человек должен понимать её и руководствоваться ей в своей жизни.