Рабби Шнеур Залман из Ляд

17.11.2001

В прошлом очерке мы начали излагать основные постулаты, на которых базируется современная еврейская философия, важная роль среди которых отводится мистическому знанию — Каббале. В частности, мы коснулись вопроса достоверности Б-жественного происхождения этого знания, которое пришло к нам из глубины веков. И, как нам удалось проследить, истоки традиции ведут непосредственно к Моше Рабейну (Моисею). Мы уже упоминали, что момент зарождения учения хасидизма, и, выражаясь современным языком, еврейской философии описывается в письме Баал Шем Това к своему родственнику Гершону Китоверу. Письмо в необходимом объеме было приведено в прошлом очерке, а сейчас лишь напомним, что в результате внутренней медитации душа Баал Шем Това вознеслась в чертог Мошиаха (Мессии), который велел Баал Шем Тову распространять его учение, кроме трех сегулот и трех Святых Имен. О каких же трех сегулот и трех Святых Именах идет речь, которые были открыты Баал Шем Тову без позволения разглашать их?



Существует устное предание, которое гласит, что два из них относились к йихуда илаа (высшему единству Творца, при котором все творение сводится на нет во всеобъемлющем Бытии Б-га) и йихуда татаа (низшему единству Творца, при котором Б-жественность пронизывает собой все творение, включая измерения пространства и времени).



Коль скоро в приведенном выше письме Баал Шем Тов ясно говорит о запрете открывать вверенные ему тайны, как же все-таки была передана его весть последующим поколениям?



В традиции хасидизма известна история, повествующая если не о прямой передаче самого тайного учения, то хотя бы о получении позволения сообщить это учение другим. Произошла она в ту пору, когда рабби Шнеур Залман из Ляд (основатель движения ХаБаД) был заточен в царскую тюрьму вследствие сфабрикованных обвинений, выдвинутых против него противниками хасидизма. Перед тем как предстать перед судом, он имел видение (о достоверности подобных видений см. предшествущий очерк) — его посетили Магид из Межирича (непосредственный учитель рабби Шнеур Залмана) и сам Баал Шем Тов, явившиеся из Мира Истины. Рабби Шнеур Залман спросил их, за что на его долю выпали столь тяжелые испытания и что от него в данных обстоятельствах требуется. Ответ, который он получил, заключался в том, что [небесное] обвинение против него объясняется допущенным им откровениям в распространении тайного учения. Тогда р. Шнеур Залман спросил Магида и Баал Шем Това, следует ли ему отказаться от выбранного им пути. Но они отвечали, что нет. Раз уж он начал, то не должен останавливаться — напротив, после освобождения, ему следует продолжать действовать с еще большим размахом (так на самом деле и случилось, что видно при сравнении книг р. Шнеура Залмана, написанных перед его тюремным заключением и после — "перед Петербургом" и "после Петербурга", как нарекла их хасидская традиция). Р. Шнеур Залман просил своих "гостей" помочь ему в этом деле, на что было получено их благословение. Поэтому. совершенно не случайно дата освобождения рабби Шнеур Залмана из тюрьмы, по еврейскому календарю 19 кислева, отмечается в наше время как новый год хасидизма.



Позже во время беседы с рабби Леви Ицхаком из Бердичева, которая была записана их учениками, на свадьбе их внуков, рабби Шнеур Залман сказал, что ему было не только позволено раскрыть и распространить учение Баал Шем Това, но и недвусмысленным образом поручено это сделать.



Итак, Баал Шем Тову в мистическом разговоре с Мошиахом, было открыто тайное в то время учение, распространение которого должно подготовить мир к приходу Мошиаха. Эта важная миссия была поручена свыше Рабби Шнеур Залману из Ляд.



Продолжение следует