Тюрьма или смерть для террористов?

22.03.2004

Когда весь мир и вся политическая элита любой страны, где мы можем это наблюдать, с пеной у рта обсуждает вопрос о том, оставлять или отменять статью о смертной казни, нам, знающим, что есть законы и ЗАКОНЫ — неплохо было бы заглянуть и в источник, которым снабдила нас еврейская традиционная мысль уже очень и очень давно — hалаха знает и эти дискуссии. Итак, коснемся очень тонкой и болезненной темы в современном израильском обществе — отношения к арабским террористам.

Несмотря на акты насилия и многочисленные убийства в результате террористической деятельности, Израиль отказался от применения смертной казни к осужденным террористам. В нескольких довольно интересных статьях, посвященных некоторым аспектам политики правительства Израиля с точки зрения Еврейского Закона, раввин Иhуда Гершуни, Ор ха-Мицра, Тевет 5733 г. рассматривает, совместима эта политика с Еврейским Законом, или противоречит ему?

Правосудие над евреями должен осуществлять Бейт Дин (еврейский раввинский суд), обвиненными в нарушении закона и применять высшую меру наказания к особо жестоко провинившимся (Рамбам, Сефер hа-Мицвот, Асе, номера 226-229; Сефер hа-Хинух, номера 47, 50, 261 и 555). В наше время, когда нет Санhедрина, эта задача не может быть выполнена. Вопрос состоит в том, остается ли данная функция неизменной, если речь идет о наказании неевреев. Если такое обязательство существует, то его можно исполнить в наше время, поскольку для вынесения приговора лицам нееврейской национальности наличие Санhедрина — высшего органа судебной власти, который существовал, пока существовал Иерусалимский Храм — наличие этого органа и его вердикт не требуется.

Рамбам, hилхот Мелахим 9:14 расценивает смертную казнь как наказание за нарушение семи законов Ноаха (Ноя). То есть — за откровенное пренебрежение теми принципами жизни и поведения, которые адресованы всем людям без исключения, евреи они или зулусы, русские или эскимосы — собственно, эти принципы числом семь, если они претворяются в действие, и делают людей людьми. И это та черта, которой переступать не велит ни один цивилизованный закон нашего времени, да и всех времен.

Комментируя место Торы об уничтожении жителей города Шхем сыновьями Яакова, Рамбам говорит, что люди, жившие в Шхеме, были приговорены к смерти за безучастное отношение к преступлению, которое совершилось на их глазах. Тем не менее, отмечает раввин Гершуни, Рамбам касается только вопроса об ответственности неевреев за своих ближних, но обходит стороной сам вопрос о том, могут ли евреи осуществлять правосудие над не евреями. (Хотя мудрецы Талмуда в трактате Тосафот, Авода Зара (64б), отмечает, что в случае если выносится смертный приговор, все люди, включая евреев, должны привести его в исполнение).

Раввин Гершуни приводит еще одно положение из свода законов Рамбама, согласно которому еврей должен выносить приговор нееврейским преступникам. Рамбам, hилхот Мила (1:6) утверждает, что раб-нееврей, отказывающийся принять семь заповедей Ноя, должен быть приговорен к смерти. Раввин Гершуни отмечает, что, согласно данному закону, в конечном счете, раб карается за нарушение этих заповедей, и приходит к заключению, что, согласно Рамбаму, еврейские суды должны выносить смертные приговоры преступникам-неевреям.

Однако Рабад (рабби Авраам бен Давид из Поскъера) оппонент Рамбама по многим вопросам также рассматривает вышеприведенный пример, и не согласен с Рамбамом. Он говорит, что в данном случае следует продать раба нееврею, но не карать его смертью. Рабби Иосиф Розен (известный как гаон из Рогачёва) в своем комментарии на Рамбама, Цафнат Панеах, объясняет позицию Рабада следующим образом: с исчезновением Санhедрина и отменой смертной казни у евреев, евреи более не имеют право приговаривать к смерти неевреев, хотя сами неевреи могут осуществлять ее, если такова их законодательная система. Более того, в своем комментарии к книге Берешит (34:13), Рамбан (Рабби Моше бен Нахмонид) не соглашается с позицией Рамбама, и говорит, что нет никакого источника, позволяющего неевреям выносить смертный приговор провинившимся. Смертный приговор, продолжает он, должен согласовываться с Кодексом Ноаха. Слова Торы "Ты не должен бояться никого" запрещают любому члену Бейт Дина отказываться от осуществления правосудия; тем не менее, это относится только к тем случаям, когда обвиняемый — еврей. Поскольку, по мнению Рамбана, нееврей может отказаться от должности судьи, если он того желает, то, следовательно, то же самое относится к еврейским судам, когда речь идёт о неевреях.

Таким образом, многие еврейские мудрецы спорят, могут ли израильские суды выносить смертные приговоры, согласно Кодексу Ноаха. Так, по мнению Рамбана и Рабада, суды в Израиле не имеют такого права, и, следовательно, могут назначить только срок тюремного заключения, но никак не смертную казнь. Раввин Гершуни, в свою очередь, приходит к выводу, что судопроизводство в судах Израиля не нарушает нормы Еврейского Закона. И его аргументы тоже стоит принять во внимание...