Лунный народ

07.01.2011

Еще до Исхода евреев из Египта Моше Рабейну получил указание от Всевышнего собрать всех евреев и начать обучение законам. Это были первые уроки, посвященные тому, как быть евреями.

«Месяц этот для вас — начало месяцев» (Шмот 12:2).

В Мидраше (Мехильта) сказано: «Б-г показал Моше новую луну и сказал: «Всякий раз, когда луна обновляется, это будет для вас начало месяца».

Самая первая заповедь относилась к освящению нового месяца при первом свете луны. Этот наказ должен был стать первым среди сотен других заповедей. Причиной, по которой заповедь об освящении нового месяца была дана самой первой, стал тот факт, что сами евреи подобны Луне: наша самоидентификация зависит от того, что с ней происходит.

Отслеживание роста Луны подобно тому, как если бы мы ежемесячно повторяли для себя нашу миссию в этом мире. Луна символизирует отчетливое понимание наших целей и задач. Из двух небесных светил — Солнца и Луны — для утверждения самоидентификации мы смотрим только на луну — меньшее из светил.

В Талмуде сказано: «Еврейский народ можно сравнить с Луной, поэтому мы ведем отсчет по ее циклу». На моей любимой демографической карте еврейского народа на протяжении шести тысячелетий кривая численности евреев опускается и поднимается, отмечая четкие циклы взлетов и упадков в истории нашего народа. Во времена царя Давида народ Израиля насчитывал два миллиона человек, а после возвращения из Вавилонского изгнания нас было лишь 200 тысяч. Трехмиллионный еврейский народ, увеличивший свою численность в эпоху царства Маккавеев, внезапно сильно сократился, и после разрушения Второго Храма осталось лишь 900 тысяч евреев. К 1939 году в мире было 18 миллионов евреев, а спустя шесть лет — только 12 миллионов.

Как и в случае с Луной, в нашей жизни нет стабильности, и, как и Луна, мы легко приспосабливаемся к внешним обстоятельствам. Как только мы начинаем думать, что опустились на самое дно, нас снова отбрасывает назад и мы начинаем свой путь сначала. Поэтому освящение новой Луны дает нам надежду и возрождение. Луна, в отличие от солнца, сообщает нам о появлении новых сил.

В Каббале связь между иудеями и Луной рассматривается в новом свете. По мнению мистиков, солнце производит два вида света: внешний, привычный нам свет, основная функция которого — освещение земли и содействие процессу фотосинтеза; и «внутренний» свет, который не так связан с природной необходимостью. Этот свет слишком чист, чтобы исходить от Солнца, он виден только как отражение Луны. И, несмотря на то что свет Луны кажется слабее лучей Солнца, на самом деле он воспроизводит настоящий свет главного светила.

Здесь и берет начало аналогия евреев с Луной: иногда еврейский народ, как и Луна, слабеет, но отражает такой свет, который при других обстоятельствах не виден. Лунный цикл непрерывно растет. При свете Луны меркнет свет Солнца. Он постепенно сливается с лучами Солнца и его, как отдельное светило, уже не видно. Отсутствие лунного света олицетворяет его благоговение перед Солнцем. В свою очередь, Солнце видит эту привязанность, и отдает Луне свой самый нежный и сокровенный свет, который Луна и отражает. Это означает, что с исчезновением ничего не заканчивается, ведь такая «скромность» Луны рождает новый свет Солнца, которым оно делится с миром.

Изначально и Солнце, и Луна обладали равными силами. В Мидраше упоминается беседа Б-га и Луны, в результате которой это соотношение изменилось.
— Владыка Вселенной, — сказала луна, — бывает ли, что у двух царей [Солнца и Луны] есть только одна корона?
И ответил Творец:
— Иди («лехи») и стань меньше. Луна сжалась и стала меньше.

На иврите слово «лехи» (иди) указывает на постепенный рост и продвижение вперед. «Продолжай идти и расти», — сказал Всевышний Луне. Он понял желание Луны стать больше и значительнее, и поставил ее на путь, который требовал временного уменьшения, чтобы стать выше и превзойти пределы своих возможностей.

В этом и заключался первый урок Моше Рабейну. Несмотря на то что свет Всевышнего постоянно освещает землю, наша задача заключается в том, чтобы отражать внутренний сокровенный света Творца. По этой причине еврейский народ на первый взгляд кажется незначительным и подвергается преследованиям. Но этот фасад обманчив — тут и заключена суть нашего величия, позволяющая нам отражать истинный свет Б-га. Смирение подрывает cамосознание и раскрывает более глубокое понимание Б-га. По аналогии с Луной в фазе убывания, евреи, казалось бы, должны были раствориться среди других народов, но это убывание стало предвестником нового, истинного света, который светит вопреки.

Каждый раз, оказавшись в сложной жизненной ситуации, я думаю о Луне. Когда срываются мои намерения и планы, и я чувствую себя последним неудачником, я стараюсь помнить о том, что такой спад является одним из этапов процесса роста и возрождения. Когда уязвлено самолюбие, появляется возможность еще больше приблизиться к Б-гу. Потеря самоидентификации становится первым шагом к тому, чтобы найти новую основу мировоззрения.

В первом обращении к еврейскому народу Моше Рабейну говорил о Луне. Смотрите на нее, следите за ее ростом, и вы увидите всю историю изгнания и предвкушения избавления. Вы увидите историю народа, который настолько малочислен, что его с трудом можно заметить среди других народов; но он отражает настолько мощный свет, что на него невозможно не обратить внимания. Смотрите на Луну, и вы поймете, что скромность — это предвестник начала совершенно нового этапа жизни.Комментарий

Рохл Гольцкеннер