Духовная передозировка

12.08.2011

Не стоит пренебрегать обычаями той страны, куда ты приехал.

Слова, вынесенные в эпиграф, представляют собой цитату одновременно из нескольких источников: а) путеводитель Lonely Planet; б) реклама авиакомпании American Airlines; в) записки обездившего весь мир путешественника Чарльза Велея.

Эти слова имеют тот же смысл, что и русская пословица «Ездить в Тулу со своим самоваром». На самом деле, эти слова основаны на учении иудаизма. Они приводятся в нескольких главных трудах иудаизма: в Зоаре (том I, 102a), Талмуде (Бава Меция 86b) и Мидраше (Мидраш Раба на Берейшит 48:14, Шмот 47:5).

Но ведь идея неподчинения чуждым идеалам лежит в основе нашего характера! Неужели это изречение не противоречит иудаизму — религии, в которой Тора и еврейский народ отличаются именно своей способностью на протяжении всей мировой истории бороться против низменных идей и поступков, вне зависимости от обстоятельств и последствий? Ведь еврейский народ стал избранным для того, чтобы жить подобно лососю, который всегда плавает против течения!

Ведь еврейский народ жив по сей день только потому, что такие люди, как Авраам, бросали вызов всему миру, борясь с устаревшей моделью образа мыслей и поведения. По сути, само слово, обозначающее в Пятикнижии еврея (иври) переводится: «на другой стороне»!

Представьте себе, что было бы, если бы мы никогда не уклонялись от обычаев мест, в которых мы бывали с момента появления еврейского народа и на протяжении всего периода изгнания. Если бы так оно и было, мы бы давным-давно растворились среди других народов… Но мы увидим, что на первый взгляд приводящая в замешательство фраза дает нам прекрасный урок того, как можно измениться, но не приспособиться.

Читающего Тору потрясает факт того, что самое значительное событие, описанное в ней, — Синайское откровение и дарование Десяти заповедей — упоминается дважды (в книгах Шмот и Дварим). Если событие произошло лишь однажды, зачем говорить о нем два раза?

Знатоки Каббалы объясняют это тем, что хотя Тора и была дарована один раз, еврейский народ принял ее дважды, то есть в два этапа.

Б-жественное откровение на горе Синай обладало особой силой, даже слишком большой. Весь мир и все его обитатели были ошеломлены откровением Всевышнего. В тот момент смешались все законы природы, поскольку Б-жественные силы одержали над ними победу.

Конечно, это был незабываемый опыт для еврейского народа, который вышел за пределы природы, времени и пространства. В таком высокодуховном состоянии существование Б-га было неоспоримым и определенным; в тот момент именно реальность существования материального мира внезапно оказалась под вопросом. Мы пребывали в состоянии измененного сознания, наслаждаясь этим духовным наркотиком, наблюдая изменившуюся реальность.

У горы Синай евреи «видели то, что обычно слышат, и слышали то, что обычно видят». Законы материального мира перестали работать, и весь мир погрузился в сон, пока над ним работал Творец. Но затем мы очнулись, чувствуя себя разбитыми и потерянными. Случившееся с нами было слишком впечатляющим и незабываемым.

Был ли у вас когда-нибудь в жизни глубокий и значимый для вас разговор с кем-то, впечатливший вас настолько, что при встрече с этим человеком вы отшатываетесь друг от друга, понимая потенциал вашей связи? Именно это и произошло в Шавуот: мы все еще страдали от травмы, полученной после событий на горе Синай.

История о том, как наш народ выживал в пустыне, говорит о том, насколько глубокой была эта травма. Мы просто приняли это слишком близко к сердцу. Наше духовное сознание притупилось во время этого глубоко личного и значимого разговора с Б-гом на горе Синай.

В тот момент, когда наши души вернулись к обычной жизни, началось настоящее проникновение и интеграция. На смену празднику пришла рутина, а вместе с ней и потребность в диалоге тела и души.

Излечение с Моше Рабейну в качестве целителя могло продлиться десятки лет. В течение всего времени, когда Моше был лидером еврейского народа, он тяжело работал над тем, чтобы поддержать веру в народе Израиля, и, вместе с тем, соблюсти баланс в соотношении духовного и материального. Поэтому мы встречаем рассказ о Десяти заповедях во второй раз в книге Дварим; эта история менее эффектна, но более весома.

Спустя сорок лет после получения Десяти заповедей, дарованных Б-гом, евреи вновь услышали их, на этот раз из уст Моше Рабейну, человека (в чем-то) похожего на них.

Именно таким образом была достигнута цель, заданная еще на горе Синай, поскольку в тот момент истории еврейского народа по воле и мудрости Всевышнего они преодолели барьер ограничивавшего их материального мира и осознали необходимость «никогда не уклоняться от обычаев мест, в которых они бывали»Комментарий.

Что это дает? Так или иначе, многие из нас ищут возможность оказывать влияние на других, даруя им себя. Иногда мы чувствуем, что отдаем себя без остатка, но эта жертва не находит отклика, если не делает хуже. Возможно, мы не достигаем желаемого именно потому, что забываем о себе? Может быть, человека, которого мы так опекаем, душит наша любовь? А что, если в нашем присутствии ему находиться крайне тяжело, ему не хватает места? (Кстати, переизбыток кислорода тоже пользы не приносит.) Многие родители подтвердят, что наиболее трудно им любить своего ребенка в те моменты, когда приходится сдерживать себя, потому что любящий никогда не должен скрывать свои чувства от любимого.

Но с каких пор истинная любовь имеет природное начало?

Мендл Калменсон

Шейндл Кроль