История Тании

16.12.2011

Всем нам знакомо чувство растерянности, которое мы испытываем при ознакомлении с инструкцией по установке электронного оборудования или сборке мебели. В определенный момент, потратив немало времени на попытки понять прочитанное (особенно когда согласно той же инструкции мы, по идее, уже должны любоваться результатом), мы отчаянно кричим: «Ну почему все так сложно?!»

Представьте себе, что вы встретились с составителем подобной инструкции. Выслушав ваши претензии, он с легкостью объяснит вам, что на самом деле все просто, не переставая удивляться тому, как легко при помощи обычной инструкции можно довести до отчаяния казалось бы умного и образованного человека. Ответ прост: донести информацию о чем бы то ни было без общения с аудиторией, без кивков, свидетельствующих о понимании, или недоумевающих взглядов, невозможно.

А теперь подумайте, что вам нужно не просто научить молодых родителей тому, как собрать игрушку, но попытаться составить руководство для всех поколений еврейского народа. Именно это около 200 лет назад и сделал рабби Шнеур Залман из Ляд, Первый Любавичский Ребе.

В предисловии к Тание, главному своему труду, рабби Шнеур Залман говорит, что внимательно читающий эту книгу сможет найти ответы на все вопросы, касающиеся духовной сферы жизни.

Ко времени создания Тании учение хасидизма получило большое распространение и было довольно популярным среди евреев. Как бы то ни было, любая идея хасидизма всегда сопровождалась наставлениями о жизни; изучающий хасидизм всегда ощущал незримое присутствие Ребе. А теперь сам рабби Шнеур Залман, известный также как Алтер Ребе, раскрывал свои мысли о мире всем и каждому, делился опытом, который описал в книге, ставшей доступной любому несведущему и незрелому человеку. И у него это прекрасно получилось. Это факт, который готовы подтвердить десятки тысяч людей, которые изучают Танию по сей день и находят на страницах этой книги ответы на вопросы, актуальные для всех поколений.

Но как рабби Шнеур Залман добился этого? Почему Алтер Ребе был так уверен в том, что любой из нас найдет в Тание руководство для жизни, которое подойдет именно ему?

Идея, заключенная в Тание, не может быть объяснена лишь в этой статье. Мне бы хотелось обратить внимание читателей на одну лишь фразу из этой книги, которая, на мой взгляд, объясняет, чем концепция Алтер Ребе отличалась от идей всех его предшественников и последователей, каждый из которых искал способ найти в Торе настоящее руководство для жизни. Эта фраза, возможно, раскрывает и причину, по которой ему удалось это сделать лучше других. На страницах Тании Алтер Ребе обсуждает нелегкий вопрос, ответ на который дается на титульном листе книги и преподносится в качестве основной ее цели. Речь идет о словах Торы: «Но очень близко к тебе слово это [вся Тора и ее заповеди], в устах твоих оно и в сердце твоем, чтобы исполнять его» (Дварим 30:14).

В Тание эти строки анализируются в классической манере еврейских учебных заведений; каждое из слов подвергается тщательному разбору, предлагаются те или иные объяснения.

Затем в 17-й главе Алтер Ребе в трех словах объясняет главную идею этого отрывка Торы. На иврите это звучит как נגד החוש שלנו. Лучшего всего перевести это так: «Наш опыт говорит об обратном».

Мне кажется, что эти слова невероятно правдивы и честны. Алтер Ребе, человек, жизнь которого прошла под знаком святости, признает, что «наш опыт говорит об обратном», то есть все мы работаем над своими отношениями с Всевышним — как те, кто жил в Российской империи XVIII века, так и те, кто сегодня живет в Западном мире, поклоняющемся лишь материальным ценностям. И каждый из нас может почувствовать отсутствие своей связи с Творцом. Такой человек ощущает себя потерянным, несмотря на убеждения со стороны родителей, учителей и раввинов, утверждающих, что он должен чувствовать эту связь. Традиционное еврейское образование указывает на цитаты из Торы, «доказывающие» истинность существования Б-га и Его насущность. Алтер Ребе, понимая природу человека, признает, что иногда люди ощущают пустоту и не видят Б-га в своей жизни.

Что происходит в душе девушки, которая день за нем просиживает в классе, наблюдая за своими одноклассницами, «увидевшими Б-га», в то время как она сама не видит ничего, кроме потолка, и она противна сама себе, потому что она не видит/не чувствует/не понимает того, что давно поняли все, кто ее окружает? И плохие оценки в школе ту не при чем — дело в том, что она просто теряет себя, говоря: «Со мной наверняка не все в порядке», потому что она не может делать то, чем уже давно увлечены остальные.

И тут она знакомится с концепцией Алтер Ребе, которая не похожа на классический подход еврейского образования и не имеет отношения к мнению большинства раввинов. Алтер Ребе понимает ее. Он говорит: «Я сочувствую тебе. Все рассуждения на тему Б-жественности и Торы, все лекции на тему смысла жизни נגד החוש שלנו противоречат тому, что происходит в нашей жизни». Нашей жизни. Да, рабби Шнеур Залман тоже чувствовал себя одиноким. «Я с тобой», — говорит он. И мы пройдем этот путь вместе.

В этом и заключается идея Алтер Ребе, и, возможно, именно она указывает на то, что он написал Танию для того, чтобы каждый из нас находил в себе силы для борьбы: потому что его слова исходят из глубины души — он хочет изменить стандартный процесс обучения, основанный на построении теорий на основе цитат и банальных идей, настоящим опытом поколений. Рабби Шнеур Залман «опускается» до уровня человеческих слабостей и ошибок, понимает трагедию человека, который не ощущает своей связи с Б-гом.

И Алтер Ребе предлагает людям руководство для жизни — свет для тех, кто считал, что с ними не все в порядке. Они прошли специальную школьную программу, уговаривали себя, ставили сами себе условия, а окружающие уже давно махнули на них рукой.

Алтер Ребе понимает таких людей. Он ставит опыт на себе и затем рассказывает им, как он вышел из круга пустоты, приглашая их последовать за собой.

Барух Эпштейн