На месте другого

02.05.2012

«Не суди ближнего cвоего, — цитирует великий мудрец Гилель вторую главу книги Пиркей Авот, — пока не побывал на его месте». При обдумывании этих слов в голову приходит такая мысль: ни один человек никогда не сможет побывать на месте другого. По сути, Гилель просто говорит следующее: «Никогда не суди своего ближнего».

Расскажу вам одну история. Она повествует о знаменитых братьях-хасидах, звали которых реб Элимелех и реб Зуша. Они вместе странствовали по городам и местечкам, приближая сердца евреев к их Небесному Отцу. Одетые как попрошайки, они ходили от одного еврейского дома к другому и просились на ночлег. Затем среди ночи хозяин дома просыпался от плача, доносившегося из комнаты, где остановились братья. Приложив ухо к замочной скважине, хозяин слышал, как братья признаются друг другу в недостойных поступках и грехах, совершенных ими в течение дня: тут лукавили, там сплетничали…

— Дорогой мой брат Мелех! — всхлипывал реб Зуша, — за весь день я не открыл ни одной еврейской книги… А что есть жизнь еврея без слова Торы? Бесплодная пустыня!
— Ой, Зуша! — отвечал Элимелех, раскрывая перед братом тайны своего сердца. — А ты думаешь, я сегодня молился? Да я просто бормотал какие-то слова! Пристало ли еврею так обращаться к Небесному Отцу?!

С тяжелым сердцем хозяин дома начинал вспоминать все свои прегрешения — злословие, пренебрежение Торой и бездушные молитвы — и принимал решение завтра же начать вести более праведную жизнь.

Возможно, Гилель хотел научить нас следующему: ты не можешь судить своего ближнего, но можешь судить того, на чьем месте находишься — то есть, себя. Поэтому, если ты хочешь помочь своему ближнему стать лучше, критикуй самого себя, и делай это так, чтобы другой человек задумался о своем поведении.

Вспомним еще одну поучительную историю — о Любавичском Ребе Дов-Бере. Во время одной из своих приватных аудиенций (йехидут) Ребе Дов-Бер внезапно прервал прием, запер дверь и в течение нескольких часов отказывался с кем-либо говорить. Хасиды Ребе слышали, как за дверью их раввин плачет и молится. Ребе так ослаб после случившегося, что несколько последующих дней был прикован к постели. Позднее один из преданных хасидов осмелился спросить у раввина, что же произошло в тот день. Ребе Дов-Бер объяснил: «Когда человек ищет моей помощи для исцеления своих духовных недугов, я в первую очередь должен найти тот же изъян в себе — пусть и в самой легкой его форме. Я же не могу помочь человеку, не имея личного опыта столкновения с той же проблемой, не пройдя процесс очищения и не став лучше. В тот день ко мне со своей бедой пришел один еврей. Я был потрясен, услышав, как низко он пал. Я старался, как мог, но никак не находил в себе ничего, хотя бы отдаленно напоминавшего то, о чем он мне рассказал. Но если Б-жественное Провидение привело ко мне этого человека, значит, я должен был знать, что где-то глубоко во мне было нечто похожее. Эта мысль потрясла меня до глубины души и сподвигла на раскаяние и возвращение к Творцу из самого сердца».

Иными словами, мы не можем судить даже себя. Если у вас есть проблема, значит, эта проблема — вы сами, и вам нужно, чтобы кто-то, не имеющий отношения к проблеме, мог помочь вам разрешить ее. Но если человек не имеет отношения к этой проблеме, значит, он не вполне знаком с ней и не может разрешить ее. В этом случае вам нужен ребе — тот, кто далек от вашей проблемы, но знает, что если она есть у вас, значит, есть и у него.

Следующая история рассказывает о внуке рабби Дов-Бера, рабби Шмуэле, четвертом Любавичском Ребе. Рабби Шмуэль проводил йехидут. Как только проходил один час приема, Ребе очень уставал, объявлял перерыв и просил принести ему сменную одежду.

Габай (личный секретарь) Ребе в очередной раз вынес из его кабинета одежду, которую тот снял. Она была мокрой от пота. «Владыка Вселенной! — пробормотал габай, — чем он так изводит себя? Каждый час ему нужна новая одежда. Отчего Ребе так много потеет?..» В этот момент дверь кабинета Ребе распахнулась. На пороге стоял сам рабби Шмуэль. «Иди домой, — сказал он габаю, — я продолжу платить тебе жалованье, но в твоих услугах я более не нуждаюсь. Ты не имеешь ни малейшего понятия о том, что представляет из себя моя работа. Неужели ты не понимаешь, — продолжал Ребе, — что за последний час я побеседовал с двадцатью людьми. Чтобы разобраться в проблеме каждого из них, я должен избавиться от собственного “я” и тех обстоятельств, в которых нахожусь, погрузившись в их состояние. Но они ведь приходят советоваться не сами с собой, а ко мне, следовательно, я должен всякий раз переодеваться, чтобы стать собой и дать им верный совет. Ты сам когда-нибудь пробовал переодеться 40 раз в течение часа? — спросил рабби Шмуэль. — Если бы ты попробовал сделать это, то устал бы не меньше меня, и точно так же обливался бы потом».

Янки Таубер


Шейндл Кроль

Tэги: Гилель