Дорогие Десять заповедей

01.02.2013

Расскажу вам интереснейшую историю о Десяти заповедях и о роли, которую они играют в еврейском Б-гослужении. Для начала приведу один малоизвестный факт. Было время, когда молитва Шма Исраэль состояла не из трех, а их четырех частей. Мишна (Тамид 5:1) указывает на то, что в период Святого Храма коэны во время службы сначала перечисляли Десять заповедей, и только после этого читали три части молитвы Шма.


На этот факт указывают несколько независимых друг от друга свидетельств. Первое из них — четыре фрагмента папируса, которые в 1898 году в Египте приобрел У.Л. Нэш, секретарь Общества библейской археологии. Сегодня эти фрагменты известны нам как Папирус Нэша. Они были созданы во II веке до н. э., первая их часть перечисляет Десять заповедей, а остальные содержат три части Шма Исраэль. Исследователи почти не сомневаются в том, что эти фрагменты использовались во время молитвы в египетской синагоге еще до возникновения христианства, когда обычай требовал читать все четыре части молитвы Шма.

Вместе с Кумранскими свитками, обнаруженными в пещерах у побережья Мертвого моря, были найдены тфилин периода Второго Храма, в которые был вложен текст Десяти заповедей. Значительная часть Сифрей (галахического комментария к книге Дварим) посвящена доказательству того, почему Десять заповедей не должны присутствовать в священных текстах, вкладываемых в тфилин.

Еще одно доказательство мы находим как в Вавилонском, так и в Иерусалимском Талмудах. Оба источника говорят о том, что и в Вавилоне, и в Иерусалиме представители некоторых общин хотели включить Десять заповедей в молитвы, и раввинам пришлось издать постановление, согласно которому этого делать нельзя. Более того, существует документальное доказательство того, что еврейская община города Фостат, расположенного близ Каира, хранила в арон-кодеше особый свиток под названием Сефер а-Шир, который доставали после дневной молитвы и читали записанные в нем Десять заповедей.

Таким образом, в свое время обычай чтения Десяти заповедей как части молитвы Шма был довольно распространенным, но в определенный момент мудрецы начали настаивать на его отмене. Что же послужило причиной? Как в Вавилонском, так и в Иерусалимском Талмудах сказано, что это произошло по вине «еврейских сектантов».

Эти сектанты (иногда их относят к группе ранних христиан, но очевидных доказательств этому нет) говорили о том, что обязательными для евреев являются только Десять заповедей, потому что именно они были даны народу Израиля Б-гом у горы Синай. Согласно их утверждениям, остальные заповеди были переданы уже через Моше Рабейну. По мнению секты , эти части вообще не имели отношения к Б-гу, а Моше придумал их сам, следовательно, они не обладали приписываемой им значимостью.

Мидраш дает нам разъяснение того, что имели в виду сектанты. Согласно комментариям, Корах и его сторонники, восставшие против Моше, сказали: «Ведь все общество, все святы. Или вы [Моше и Аарон] считаете святыми только себя? Все мы были освящены у горы Синай... и когда получили Десять заповедей, то не было там слов о хале, труме, десятине или цицит. Все это вы придумали сами».

Поэтому раввины с древности выступали против любых обычаев, которые бы придавали особое значение Десяти заповедям, поскольку сектанты указывали на такие обычаи как на доказательство своей правоты, коль скоро даже евреи, придерживающиеся общепринятых традиций, относятся к ним иначе, чем к другим повелениям Творца. Раввины надеялись, что, убрав Десять заповедей из молитвы, они смогут исключить такие заявления.

Но на этом история не заканчивается. Десять заповедей были настолько дороги евреям, что вновь появились в молитвах. В XIV веке рабби Яаков бен Ашер, автор книги «Тур», монументального труда по еврейскому закону, предложил, чтобы евреи повторяли Десять заповедей в личной молитве. Сегодня в большинстве версий молитвенников мы находим текст Десять заповедей после утренней молитвы. Рабби Шломо Лурия придерживался иного обычая, повторяя заповеди в начале молитвы, до Псукей де-Зимра (хвалебных гимнов).

Но и на этом спор евреев не закончился. Даже если мы не перечисляем Десять заповедей во время общественной молитвы, должны ли мы подчеркивать их особое значение, читая их в тексте Торы, будь то Шавуот или недельные главы Итро и Ваэтханан? Нужно ли стоять во время их чтения?

К спорам на эту тему оказался причастным даже Маймонид. Он получил письмо от члена общины, в которой было принято повторять Десять заповедей стоя. Однажды их раввин объявил, что стоять во время чтения заповедей нельзя по той же причине, что и читать их во время общественной молитвы. Эту традицию могли использовать в своих целях сектанты и еретики, пытаясь доказать, что все евреи считают Десять заповедей более значимыми, чем остальные 603 повеления Б-га. Поэтому члены этой общины перестали повторять Десять заповедей стоя. Спустя несколько лет появился другой раввин, по мнению которого во время чтения Десяти заповедей евреи должны стоять. Кто-то последовал мнению раввина. Но остальные помнили запрет его предшественника и отказались вставать. Кто же из них был прав?

У Маймонида не было сомнений на этот счет. По его мнению, прав был первый раввин, поддерживавший традицию читать Десять заповедей сидя. Согласно его объяснению, обычай, относящийся к обычным молитвам, должен был повлиять и на традицию чтения Торы. То есть, Десяти заповедям не нужно было придавать особого значение, и члены общины должны были повторять их сидя. Так говорил Маймонид, великий раввин Средневековья. Но иногда и раввинам было сложно убедить общины в необходимости следовать этой традиции. И поэтому в те времена, как и теперь, члены большей части общин по всему миру (включая общину Маймонида в Египте) слушали чтение Десяти заповедей стоя.

Поэтому, несмотря на все попытки мудрецов запретить любой обычай, придающий особое значение Десяти заповедям, и во времена Мишны и Гемары, и позднее, в эпоху Маймонида, евреи находили способы сопротивляться постановлению мудрецов. Они вернули чтение Десяти заповедей в молитвы, но произносили их про себя, в частном порядке. Также они стояли при перечислении заповедей во время чтения Торы, хотя Маймонид утверждал, что этого делать не нужно.

«Оставьте евреев в покое, — сказал Гилель, — пусть сами они и не пророки, но они все же потомки пророков». Простые евреи очень трепетно относились к Десяти заповедям, которые для них были самой сутью иудаизма — ведь наши предки услышали заповеди из уст самого Б-га. Десять заповедей лежали в основе союза между Б-гом и евреями, заключенного у горы Синай и сделавшего их царством первосвященников и народом святым. Тора в двух местах описывает Десять заповедей как сам завет:

И сказал Б-г, обращаясь к Моше: «Запиши себе это, ибо это — основа союза Моего с тобой и с Израилем». И провел там Моше сорок дней и сорок ночей, хлеба не ел и воды не пил, и написал Б-г на скрижалях слова союза — Десять Заповедей. (Шмот 34:27–28)

И говорил Б-г с вами из огня: голос Его слышали вы, но образа не видели; только голос. И объявил Он вам союз свой, который повелел вам исполнять, Десять заповедей, и написал их на двух каменных скрижалях. (Дварим 4:12–13).

Именно поэтому изначально Десять заповедей читали непосредственно перед молитвой Шма Исраэль, и, несмотря на то, что впоследствии их убрали из молитвы, евреи продолжали их читать (этот обычай стал ежедневным напоминанием и обновлением их союза с Б-гом). Евреи настаивали на необходимости слушать Десять заповедей еще и потому, что в момент их получения народ Израиля «встал у подножия горы» (Шмот 19:17). В Мидраше по поводу чтения Десяти заповедей в праздник Шавуот сказано: «Святой Б-г, да будет благословенно имя Его, сказал евреям: Дети мои, читайте эти слова каждый год, и будет это подобно тому, как если бы вы стояли у горы Синай и получали Тору».

Евреи продолжали искать способы восстановить события у горы Синай, и поэтому слушали Десять заповедей стоя, а также повторяли их для себя после общественной молитвы. Понимание того, что их действия могут быть неверно истолкованы сектантами, их не останавливало, поскольку они очень дорожили великим событием, когда Всевышний в первый и единственный раз говорил со всем народом. Поэтому евреи не могли воспринимать Десять заповедей наравне с другими текстами Торы. Трепетное отношение к Десяти заповедям стало обычаем, который не хотел умирать.

Главный раввин Британского Содружества
Джонатан Сакс

Шейндл Кроль