Горечь еврейского народа

28.01.2015

Однажды два одесских хасида отправились к своему ребе за благословением. Во время частной аудиенции ребе спросил одного из них: «Как обстоят дела в Одессе? Благочестивы ли молодые евреи? Ревностны ли они в служении Б-гу?» Хасид отозвался об одесской молодежи наилучшим образом и получил многочисленные благословения. Выйдя из кабинета, он пересказал содержание беседы товарищу, которому также предстояла личная встреча с ребе.


Второму хасиду ребе задал те же вопросы, однако на этот раз ответ был совсем другим: «Молодежи в Одессе не хватает духовности. Она только и делает, что тратит время впустую, не проявляя энтузиазима ни в молитве, ни в учении…» Когда хасид завершил свой безрадостный рассказ, ребе знаком дал понять, что аудиенция окончена.

Огорчившись тому, что раввин оставил его без благословения, хасид воскликнул: «Но ребе, где же справедливость? Мой земляк в разговоре с тобой приукрасил действительность и вышел от тебя с благословением, а я был честен и рассказал тебе все как есть, но ухожу ни с чем?»

На это ребе ответил: «Ты правда думаешь, что я не знаю, что происходит с душами евреев Одессы? На самом деле я спросил тебя о том, что происходит в Одессе с твоей душой?»


Горькие воды

«Моше повел Израиль от Красного моря, и они достигли пустыни Шур. Три дня шли они по пустыне и не находили воды. А когда пришли в Мару, то не смогли пить там воду, ибо вода была горькой. Потому и назвали [это место] Мара» (Шмот 15:22-23).

«Говорил рабби Йегошуа: «Сначала вода была пресной, затем на время стала горькой, а потом вновь опреснилась»
(Мехильта к Шмот 15:22-23).

По мнению рабби Йегошуа, вода в Маре не была горькой до появления здесь евреев, а стала непригодной для питья именно в тот момент, когда евреи пришли в эту местность. Для чего же Всевышний лишний раз испытывал изможденный и страдающий от жажды народ Израиля?

Продолжение рассказа запутывает нас еще больше.

«Народ роптал на Моше. “Что нам пить?” — говорили они. Моше воззвал к Господу, и Господь указал ему дерево. [Моше] бросил [кусок дерева] в воду, и вода стала пресной» (Шмот 15:24).

«Говорил рабби Элиэзер Хамодай: Это была ветвь оливы, горше которой нет ничего. А рабби Йегошуя бен Корах сказал: это была ветвь олеандра [ядовитого кустарника]
(Мехильта к Шмот 15:24).

Возникает вопрос, почему эти мудрецы разошлись во мнениях с другими толкователями Торы, которые утверждали очевидное: Моше обратил воду в пригодную для питья, бросив в нее ветвь, которая не была ни горькой, ни ядовитой?Комментарий

Еще один загадочный момент в этом рассказе заключается в том, что позднее евреи назвали эту местность Мара («горькая»). Зачем же Тора подчеркивает и увековечивает страдания, которыми Всевышний намеренно испытывал евреев? Почему нельзя было назвать эту местность «сладкой»? Ведь у этой истории счастливый конец.


Вопрос восприятия

В словах «они не смогли пить воду в Маре, ибо вода была горькой» Магид из Мезрича обращает внимание на интересную языковую деталь. Буквально фраза «ибо вода была горькой» (ки марим хэм) переводится с иврита как «ибо они были горькими». Напрашивается следующий вывод: непригодными для питья воды Мары были потому, что горечь содержалась в самих евреях!Комментарий 

(Вспоминается детская поучительная история, в которой маленькая птичка отправилась в путешествие по миру в поисках благоухающего места, где ей посчастливилось бы встретить приятно пахнущих друзей. Поиски были тщетны, до тех пор пока птичка не сообразила, что преследующий ее дурной запах исходил не от других, а от прилипшей к ее клюву гнилой кожуры).

Эту идею можно трактовать как на духовном, так и на психологическом уровне.

С точки зрения психологии евреи пребывали в угнетенном состоянии духа, соответствующим образом воспринимая все окружающееКомментарий. Этим событиям предшествовала неделя тяжелых испытаний. Сначала Моше заставил евреев оставить выброшенную на берег Тростникового моря богатую утварь утонувших египетских воинов и отправиться в путь. Несмотря на то, что это были ценные вещи, Моше настоял на том, что они должны немедленно двинуться к горе Синай (Мехильта).

Пройдя всю пустыню Шур, изнемогая от усталости, три дня не имея возможности утолить жажду, сыны Израиля стали терять терпение. Они были рассержены и только и искали повода, чтобы выразить свое недовольство. И нашли его: «Народ роптал на Моше».

Комментируя эти строки, великий Раши описывает бытовавшие тогда среди евреев настроения следующим образом: «Вместо того чтобы держать совет с Моше должным образом и сказать: «Проси для нас милосердия, чтобы у нас была вода для питья», — они возроптали».

Евреи искали причину для недовольства и нашли ее. И вода приобрела горечь охватившего их отчаяния.

Вспоминается чудесная хасидская притча. Один хасид попросил у своего ребе совета, как ему справиться с тяготами жизни. «Отправляйся к раву Зуше из Аниполя, — ответил ребе. — Вот уж кто разбирается в этих вопросах».

Реб Зуша был самым бедным человеком в местечке: у него в буквальном смысле ни было ни гроша в кармане. Холод, голод и болезни не оставляли его. Ребе был прав: рав Зуша был страдальцем, каких поискать.

Представьте, как удивился хасид, когда на его вопрос о том, как справиться с жизненными невзгодами, озадаченный реб Зуше ответил: «Невзгоды? Боюсь, что ничем не смогу тебе помочь. В моей жизни не было и дня невзгод. Боль, страдания и нищета? Ты наверняка искал другого человека».

Сила реб Зуше была не в том, что он преодолел все страдания, а в том, что он никогда не расценивал выпавшие на его долю трудности как страдания.

Следовательно, вода в Маре могла быть горькой, а могла и не быть.
Чтобы вода стала пригодной для питья, вовсе необязательно было что-то в нее добавлять — достаточно было изменить свой настрой и восприятие действительности.

На духовном уровне сила исцеления также кроется в восприятии.

«Три дня шли они по пустыне и не находили воды». В Мидраше сказано, что вода — это метафора Торы (Мехильта к Шмот 15:2). Таким образом, этот отрывок иносказательно повествует о том, что на протяжении трех дней евреи пренебрегали изучением слова Всевышнего. Согласно одному из толкований, вода в материальной форме была евреям недоступна по той причине, что они отказались от воды в духовном смысле.

Другое, менее категоричное толкование этой истории, указывает на то, что отсутствие воды было не наказанием, а причиной и следствием. Горькие воды Мары отражали духовное состояние еврейского народа. Евреи перестали видеть смысл в своем странствии, испытывали духовное опустошение и жажду и поэтому ощущали горечь. Вследствие этого вода и стала «непригодной для питья», и жажда их оставалась неутоленной, поскольку речь шла не об обезвоживании в буквальном, физиологическом смысле — их душа нуждалась в пище.

Неудивительно, что во всех своих бедах народ обвинил Моше. На неприкосновенность священных символов, традиций и народных лидеров зачастую посягают те, кто сам духовно нищ.

Как же заполнить душевную пустоту? Как утолить жажду души? Верьте или нет, ответ прост.

«Господь указал ему дерево, и Моше бросил кусок дерева в воду…»

Тору называют Древом ЖизниКомментарий. «Возьми себе часть его, — говорит Творец, — только лишь одну идею, крупицу мудрости, и брось его в воду, вкуси его, обдумай его, восприми и сделай частью своей жизни. И «вода станет сладкой», и душа твоя насытится, и будет восстановлен внутренний покой».

Вот очевидное и простое решение.

Но есть и другой, более сложный вариант. Возьмите горькую оливковую ветвь или ядовитый побег олеандра и
используйте их целебные свойства. Познайте, что сама по себе духовная жажда есть часть процесса очищения от горечи. Затем обозначьте такой свой жизненный опыт как «горький». Усвойте его, почувствуйте силу, приобретенную вместе с этим опытом, и пейте из этой чаши даже (и особенно) в те моменты, когда жизнь сладка.


Какой урок мы можем извлечь для себя?

Как говорили мудрецы, мир, на который мы все взираем, один, но то, что мы видим, зависит от того, кто мы есть.

Хороший пример того, какую роль в нашей жизни играет моральный настрой, можно найти в книге Виктора Франкла «Человек в поисках смысла». В данной работе Франкл обосновывает способность человека подняться над ужасающими обстоятельствами жизни с помощью правильного образа мыслей. Удивительно, что идея этой жизнеутверждающей книги зародилась в стенах лагеря смерти Освенцим, ставшего в контексте современной истории человечества той самой «местностью Мара». Обстоятельства, при которых создавалась эта книга, учат нас тому, что и из горечи может получиться что-то светлое и радостное.

В следующий раз, когда вами овладеют беспокойство, тревога и уныние, подумайте: возможно, это голод души дает о себе знать? Откройте еврейскую книгу, обсудите с другом недельную главу Торы и дайте душе напиться. Лехаим! За жизнь!

Мендл Калмензон

Шейндл Кроль