Право на ошибку

20.03.2015

Лидеры тоже ошибаются, и это неизбежно. Главный вопрос заключается в том, как ведет себя лидер, совершивший ошибку. Этой теме посвящена недельная глава Торы Ваикра. 

Тора говорит об этом не прямо, а несколько завуалированно. Глава, которую мы читаем на этой неделе, рассказывает об искупительных жертвоприношениях, которые делают люди, совершившие ошибку. В Торе такие проступки называются шгага, то есть «нарушение по незнанию» (Ваикра 4:1-35). Например, вы совершили нечто запретное, нарушив закон, о существовании которого не догадывались, или просто не приняли во внимание некоторые факты. Допустим, вы перенесли что-то в шаббат, не зная о том, что в субботний день евреям запрещено переносить что-либо из одного места в другое, или просто забыв, что сегодня шаббат.

Тора предписывает приносить различные искупительные жертвы в зависимости от того, кто совершил прегрешение. Допустившие ошибку делятся на четыре категории. Первая категория — первосвященники, вторая — «вся община» (имеются в виду члены великого Сангедрина, высшего суда), третья — лидер, вождь (наси), четвертая — обычные члены общины.

В трех случаях из четырех формулировка закона начинается со слова им, «если»: если такой человек совершает грех. В случае с лидером, однако, закон начинается словом ашер, «когда». Получается, что ошибка первосвященника, члена Высшего суда или обычного человека возможна, тогда как ошибка лидера не просто вероятна, а случится почти наверняка. Лидеры ошибаются. Это издержки их положения, риск, который они неизбежно на себя берут. Вот почему, говоря о грехе наси, Тора использует союз «когда», а не «если».

Наси — общеупотребительное слово для обозначения лидера, будь то вождь, царь, судья, старейшина или президент. Как правило, оно указывает на обладание политической властью. Во времена Мишны Наси, самыми знаменитыми среди которых были члены семьи Гилеля, руководили еврейским народом, представляя его перед римским правителем. В одной из своих работКомментарий рабби Моше Софер (Братислава, 1762 – 1839) рассуждает о том, почему в Торе, по законам которой позиция лидера не является династической, то есть не передается от отца к сыну, для Наси сделано исключение. Зачастую эта роль наследовалась. Мудрец дает ценный в историческом смысле ответ: с падением монархии в период Второго Храма и после него Наси взял на себя многие функции царя. Такова его роль не только в политическом и дипломатическом плане, но и в религиозном.

Почему Тора считает, что такой лидер особенно склонен к совершению ошибок? Комментаторы предлагают три возможных объяснения. Рабби Овадья Сфорно цитирует слова из книги Дварим: «Разжирел Йешурун, лягаться стал» (Дварим 32:15). В данном случае имеется в виду, что те, кто обладает некими преимуществами перед остальными, будь то богатство или власть, могут утратить представление о морали. Рабейну Бахья соглашается с этим мнением, полагая, что правители склонны к высокомерию и надменности. Эти комментаторы подразумевают идею, которая является, по сути, центральной в Танахе и которая впоследствии была сформулирована английским историком и политиком лордом Актоном в его афоризме «Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно».

Другое объяснение предлагает рабби Эли Мунк, цитирующий книгу Зоар. Первосвященник и члены Сангедрина находились в постоянном контакте со святостью, они жили в мире идеалов. В отличие от них, царь или другой политический лидер постоянно занимался делами, не связанными с религией: войной и миром, управлением государством, налаживанием отношений с другими странами. Именно он с большей вероятностью мог совершить ошибку, поскольку ежедневно посвящал себя решению материальных, а не религиозных вопросов.

Рабби Меир Симха а-Коэн из ДвинскаКомментарий указывает на то, что царю особенно грозила опасность сбиться с пути, попав под влияние настроений масс. Ни первосвященники, ни судьи не держали ответ за свои решения перед народом. Царь же полагался именно на поддержку народа, без которой он мог лишиться престола. Эта роль сопряжена с большим риском, ведь делать то, чего хочет народ, не всегда означает поступать по воле Б-га. Рабби Меир Симха считает, что именно по этой причине царь Давид объявил перепись (Книга пророка Шмуэля
II, 24), а царь Цидкиягу не прислушался к совету пророка Ирмиягу и восстал против царя Вавилона (Диврей а-Ямим II, 36). Следовательно, по ряду причин политический лидер более подвержен искушению и совершению ошибок, чем первосвященник или судья.

Есть и другие причиныКомментарий. Во-первых, политика — это всегда арена конфликта, игра по принципу «кто кого». Чем больше имею я, тем меньше имеешь ты. Стремясь добиться максимальных преимуществ для себя или группы, которую я представляю, я неизбежно вступаю в конфликт с теми, кто ищет того же для себя или своей группы. В свободном обществе политика всегда подразумевает конфликт интересов. Общество, в котором нет такого конфликта, авторитарно или тоталитарно, им правит тиран, который подавляет любое инакомыслие. Иудаизм же горячо протестует против тирании. В свободном обществе, каким бы ни был политический курс лидера страны, его поддержит меньшинство, большинство же будет недовольно. Другого не дано.

Принятие трудных решений — часть политики. Лидер должен найти баланс между претензиями конфликтующих сторон, и бывает так, что он ошибается. В качестве примера рассмотрим события, случившиеся после смерти царя Шломо и ставшие судьбоносными для нашего народа. Народ пришел к Рехаваму, сыну и преемнику царя, с жалобами на то, что Шломо наложил на них тяжкое бремя трудовых повинностей, особенно во время строительства Храма. Евреи во главе с Йеровоамом попросили нового царя облегчить их положение. Рехавам обратился за помощью к советникам Шломо, и те рекомендовали ему внять просьбам евреев. «Служи им, — сказали мудрецы, — и они будут служить тебе». Но Рехавам пренебрег этим советом и обратился к своим друзьям, которые порекомендовали, напротив, занять жесткую позицию и отказать просителям. «Покажи им, что ты сильный лидер, которого нельзя запугать» (Мелахим
I, 12:1-15).

Царь послушался совета друзей, и в результате случилась трагедия. Страна раскололась надвое. Десять северных колен объявили своим лидером Йеровоама, царя же поддержали лишь два южных колена, известных под общим названием «колено Йегуды». Для народа Израиля, живущего на своей земле, это было началом конца. Евреи всегда были малочисленным народом, окруженным огромными и могущественными империями, поэтому для выживания им было необходимо единство, высокий моральный дух и твердая вера в свое предназначение. С расколом страны на два царства — Израиль на севере и Иудею на юге — поражение в борьбе с другими государствами было лишь вопросом времени.

Причина, по которой лидеры, в отличие от судей и священников, не могут избежать ошибок, заключается в том, что в этом мире не существует учебных пособий, по которым можно было бы научиться вести за собой людей. Священники и судьи действуют в соответствии с законами. Для лидеров же законов не писано, ведь каждая история лидерства уникальна. В своем эссе «Политические решения» Исайя Берлин пишет о том, что в сфере политической деятельности законов немного, поскольку важнее их умение понять конкретную ситуацию. Успешные политики «не мыслят по общим шаблонам», а «вникают в уникальное сочетание характеристик конкретной ситуации, и только ее». Берлин сравнивает эту способность с литературным даром таких великих писателей, как Толстой и ПрустКомментарий. Следование строгим, непреложным правилам в постоянно меняющейся политической реальности разрушает общества. Так случилось с коммунизмом. В свободном обществе меняются люди, меняется культура, меняется мир за пределами государственных границ. Любой политик поймет, что методы, работавшие сто или даже десять лет назад, сегодня уже неактуальны. Ошибиться в политике легко, а вот принять верное решение сложно.

Есть еще одно объяснение, почему лидерство сопряжено с таким количеством испытаний. На него ссылается мудрец времен Мишны рабби Нехемья, комментируя следующие строки: «Сын мой, если ты поручился за ближнего твоего, дал руку за другого» (Мишлей 6:1). До тех пор пока человек отвечает только за себя, то есть заботится исключительно о собственном благочестии, он не обязан думать о всей общине и не может быть наказан за проступки других. Но как только он встает во главе общины, он больше не может сказать: «Я должен заботиться о собственном благополучии, и мне нет дела до других». На него ложится тяжкий груз общинных вопросов. Если он увидит, как член общины обижает своего ближнего или нарушает закон и не приложит усилий, чтобы этому воспрепятствовать, такой лидер будет наказан за проступок другого. «Сын мой, если ты поручился за ближнего твоего…», то ты несешь за него ответственность. Ты выходишь на арену гладиаторов, а тот, кто туда попадает, выходит побежденным или победителем (Шмот Раба, 27:9).

Обычный человек несет ответственность только за свои прегрешения. Лидер же ответственен за грехи народа, во главе которого он стоит, по крайней мере, за те грехи, которые он мог предотвратитьКомментарий. Власть дается человеку вместе с ответственностью: чем больше власти, тем больше и ответственность.

Для лидера не придумано ни универсальных правил, ни надежного учебника. Каждая ситуация нестандартна, каждая эпоха приносит свои испытания. Во имя интересов своего народа правителю порой приходится принимать решения, которые никогда бы не осмелился принять в своей личной жизни ни один добросовестный человек. Он может решиться на развязывание войны, зная, что в боях погибнут люди. Он может увеличить налоги, зная, что в результате кто-то окажется на грани нищеты. Только сделав такой шаг, можно понять, насколько он был оправдан, а это может зависеть от факторов, на которые лидер не в силах повлиять.

Еврейский подход к лидерству характеризуется необычным сочетанием реализма и идеализма. Реализм заключается в признании того, что лидеры неминуемо совершают ошибки, а идеализм — в постоянной зависимости между политикой и моралью, властью и ответственностью, прагматизмом и совестью. Лидеры неизбежно становятся объектами критики пророков и постоянно изучают Тору, чтобы не забывать о ценностях и целях высшего порядка. Самое главное, с точки зрения Торы, — лидер должен быть честен, чтобы уметь признавать свои ошибки. Вот почему искупительная жертва имеет такое значение.

Рабан Йоханан бен Закай предложил блестящее объяснение двойного смысла слова ашер («когда») во фразе «Когда лидер совершает грех…». Мудрец соотносит это слова с ашрей, что значит «счастливый», говоря: «Счастливо поколение, лидер которого хочет принести за свои ошибки очистительную жертву» (Тосефта Бава Кама 7:5).

Роль лидера требует двойного мужества: сил — чтобы пойти на риск и смиренности — чтобы признать, что риск не был оправдан.

раввин Джонатан Сакс


Шейндл Кроль