Один или бригада?

27.12.2001

Не бойтесь сказать, что евреи — и вы с ними вместе — не поклоняются идолам, не молятся на статуи, кумиров публики и прессы, всякие "искусственные солнца и луны", а понимают, что делать себе идола и "комнатного божка" из того, что мы сами выбрали и руками изготовили — глупо, тупо и нелепо. Если спросят вас, почему вы не испытываете перед авторитетом или мистической "чудотворной" или "волшебной" силой всяких венер и аполлонов, икон, колонн, капищ, могильных плит с картинками, переходящих красных знамен и прочей райкомовской утвари, смело отвечайте: "ГОСПОДЬ СО МНОЙ, Я НЕ БОЮСЬ". А если не хотите лишний раз произносить громкие слова, то довольно с нас и того, чтобы просто так подумать про себя.

И все же давайте вернемся к истории о первом человеке, который разбил идолов, продававшихся у его отца в лавке. Звали его Авраам, как вы помните. А отца звали Терах.

Чтобы научить Авраама торговле, Терах позволил ему на один день занять место отца в лавке и торговать самостоятельно.

Представьте же себе его ужас, когда, вернувшись на следующий день, он обнаружил своих идолов разбитыми на куски. "Кто разбил идолов?" — закричал он в гневе. Авраам, воспользовавшийся отсутствием отца, чтобы выразить таким образом своё презрение к ложным богам, устроил всё заблаговременно: одного большого идола он оставил нетронутым и в его вырезанные руки вложил топор. "Пока тебя не было, — сказал Авраам отцу, — произошло нечто ужасное: большой идол разгневался на всех остальных и изрубил их."

Разгневанный Терах отверг это объяснение. "Как ты смеешь говорить мне подобную чепуху? Это ведь всего лишь идол. Он ничего не может сделать." Авраам тут же поймал его на слове: "Но если идолы ничего не могут, зачем же мы чтим их?"

Вот на этом вопросе мы в прошлый раз и остановились.

?
№ 9
А может, мы их и не чтим, а просто так продаем, для денег? Разве не это ответил Терах сыну?

Нет, не совсем так. Мидраш — это не просто история. И даже не просто очень древняя история, которой Б-г знает, сколько сотен лет. Это в то же время и намек, образ, метафора. Она рисует Авраама человеком, осмелившимся бросить вызов не только язычеству своего времени, но и язычеству своих собственных родителей. Его мужество было основано на убеждении, что идолы бессильны. Не только потому, что они представляют собой рукотворные изображения, сделанные из дерева или металла, но также и потому, что в своей множественности они со всей очевидностью не могут быть Создателем вселенной, который един.

А-аа, значит "язычество" и есть "неразборчивость в связях" с разными идолами, с разными богами? Понятно. А то я все слушаю, слушаю про "язычество" и язычников, а кто они такие, иногда понять трудно... Значит, это легковерные или слишком "любвеобильные" люди, которые держат что-то вроде "домашнего гарема богов" (или "божков") в своей голове? И тогда что же получится? Кто сегодня — как в гареме у султана — "любимая жена" или "дежурная жена"? Это же будет такой бардак! В одной голове — страшно представить!

Вот Авраам себе это первый как следует и представил. Именно — как следует. То есть — как есть на самом деле. Если богов много, рассуждал Авраам, то они, разумеется, должны бороться между собой. Каждый из них, в таком случае, отстаивал бы свои собственные интересы. Более сильные притесняли бы более слабых. Язычество не может быть ничем, кроме борьбы. Языческие боги по определению не всемогущи, поскольку они должны были бы взаимодействовать или сражаться друг с другом. Мир — одно гармоническое целое. Его отдельные части не противоречат друг другу: они составляют нечто единое. Итак — "Слушай, Израиль, Господь — наш Б-г, Господь един."

?
№ 10
Ни два, ни полтора. Да что вы заладили, честное слово? Один да один! Свет — что ли, клином сошелся на этом числе "ОДИН". Ну и пусть так написано, пусть так говорят поколения евреев в самые важные моменты жизни, но откуда это следует?

Сошелся. Факт. Давайте сначала — прежде чем говорить о клиньях, которыми сошелся свет на числе "ОДИН" (ЭХАД), чуть подробнее договоримся о терминах. Язычество — слово старинное и не совсем научное, хотя по сути верное. Более модерновым языком оно называется иначе. Политеизм — это вера во многих богов. Дуализм — вера в двух богов. Может показаться, что это уже очень близко к монотеизму: в конце концов, один или два — разница невелика. Однако иудаизм рассматривает дуализм как вредное заблуждение (иначе говоря, если опять прибегнуть к греческому термину — ересь), причем ересь в её наиболее тяжелой, клинической, труднопреодолимой форме.

?
№ 11
А чем пара хуже "бригады"?

Вот и я о том же. Чем хуже? Чем бригада!

Почему же дуализм остановился именно на двух богах? Это — результат попытки, которую зороастризм, древнеперсидская религия, основанная известным жрецом и проповедником Зороастром около3500 лет назад, предпринял с целью разрешить одну из наиболее фундаментальных религиозных проблем: Как может один и тот же Б-г быть создателем и безмерного добра, и чудовищного зла, сосуществующих — на первый взгляд — на этой Земле? Как каждые сутки вмещают в себя день и ночь, свет и тень, так и наша жизнь кажется равномерным сочетанием счастья и горя.

Дуализм пытается разрешить проблему этой кажущейся двойственности Б-га, утверждая, что миром правят два верховных существа. Один — бог света, творящий добро; другой, как бы его злой близнец, — бог тьмы, который получает удовольствие, делая людям зло и с радостью созерцая причинённые им страдания.

Однако дуализм вряд ли смог бы удовлетворительно объяснить, как две эти противостоящие друг другу и противоборствующие силы смогли в какой-то момент, во-первых, прийти к согласию и создать мир, во-вторых, договориться о разделе сфер влияния; и как они могут быть до такой степени равны друг другу могуществом, что ни один не может одолеть другого.

Этот сценарий хорошо бы было проиграть между царями, между волшебниками. между драконами или богатырями, но сначала кто-то должен был мир создать, а потом запустить в него — в готовый, отстроенный проект — этих противоборствующих волшебников, чтобы они выясняли, где у них добро, а где зло. А это — выходит — нужен уже третий, специалист по строительству. И куда его потом девать, если мир делится между добрыми и злыми силами без остатка? Чепуха получается у нас, если мы начнем строить сказку, как поется в песне, "...чтоб сказку сделать былью". Быль не получается, получается не очень-то научная фантастика...

Добрый волшебник и злой волшебник, которые без конца сражаются между собой на протяжении всей истории, причём никто из них не может победить и оба они всемогущи — это кажется слишком уж невероятным. Это опять — как и другие заблуждения из нашей серии о ложных богах, гареме богов, борьбе богов между собой — слишком похоже на сказку, на миф, на роман, наконец... А мир не может устоять, если его будут все время делить и чуть не рушить. Кто захочет в таком мире жить-то?

Вот на этом вопросе мы в прошлый раз и остановились.

?
№ 12
Но почему не все хорошо, не все гладко — с другой стороны? Решение, предложенное Зороастром (и многими его последователями, например, современными смешными сектами сатанистов или еретиками- манихейцами), не выдерживает спокойного трезвого анализа, но добро и зло есть на свете объективно, это каждый ребенок знает. Откуда они берутся?

Или мы сами делаем вещи в этом мире по своему усмотрению "добрыми" ил "злыми"?

Еврейский Б-г един, несмотря на то, что из-за этого Иудаизму приходится искать другие решения проблемы взаимоотношений добра и зла. Единый Б-г, который по сути своей благ, может временами допускать зло по причинам, которые мы неспособны понять. Как сказал однажды знаменитый еврейский философ, "Если бы я мог понять Б-га, я был бы Б-гом". Кажущееся зло может быть на деле благом, которого мы ещё не осознали. В любом случае, не следует отвергать монотеизм только потому, что временами всё происходит не так, как нам бы хотелось, и нам кажется, что мы могли бы предложить Вс-вышнему лучший сценарий.

?
№ 13
Сколько раз мы слышали всякие простонародные русские выражения вроде того, что "Б-г не дурак, любит пятак", или "Б-г любит троицу". Откуда он знают, что он любит?

Почему их не двое — я понял довольно легко. Они бы просто разнесли мир в клочки своей "борьбой добра со злом", будь их двое, богов. А вот конструкция из трех частей, этакий "божественный треугольник" — но не любовный, Б-же упаси! — была бы, мне кажется, поустойчивее, чем двуугольник, которого и в природе-то не существует. Так их не трое?

Политеизм и дуализм давно уже не актуальны в западном мире. Напротив, Тринитаризм, то есть убеждение, что Б-жественная природа троична, — это догмат, принятый всеми современными христианскими церквями. В этом вопросе иудаизм резко расходится с христианством, твёрдо придерживаясь того мнения, что Б-г един, неделим и самодостаточен. Какое бы высокое значение мы ни придавали поиску общих основ, объединяющих различные верования, игнорировать их принципиальные отличия было бы в равной степени глупо и неуважительно.

На манжетке еще раз пометим то, что говорит нам наш эксперт — ходячая энциклопедия веры и знания.

Политеизм — это вера во многих богов. Дуализм — вера в двух богов. Тринитаризм означает христианское понимание Б-га как триединства — Отца, Сына и Святого Духа, которые различны в отношении друг друга, но все в равной степени являются Б-гом. Монотеизм — это вера в одного Создателя и Властителя вселенной.

Наличие принципиальных расхождений между двумя религиями вполне закономерно. Сколько бы мы ни говорили об общности иудео-христианского наследия, здравый смысл требует признать, что Один не есть Трое, а Трое — не Один. Расхождение между евреями и христианами в этом вопросе настолько сильно, что в течение Средних веков многие евреи предпочли принять мученическую смерть, чем отказаться от монотеизма и поклоняться Отцу, Сыну и Святому Духу. Евреев изгоняли почти из всех европейских стран, которые сейчас гордо называют себя "цивилизованным миром" (от Англии до Испании и Португалии) именно после того, как евреи отказывались креститься и отвергали ультиматум тамошних "христианнейших королей" — либо признать троичность Б-га, креститься, тем самым отказаться от еврейства. Так что тут не просто арифметика — один или три — и не фанатизм, тут мировоззрение. Все куда серьезнее.

Евреи, разумеется, сознают, что идея Троицы — не то же самое, что тритеизм, то есть вера в трёх богов. Для христиан это было бы ересью не в меньшей степени — а мы знаем, как еще недавно было принято реагировать на проявления ереси в той же цивилизованной Европе: костры и запах паленой человечины были очень долго в моде, а публичные казни еретиков — любимое развлечение средневековых европейцев, это тоже известно всем... Их понимание Троицы заключается в том, что Трое, раздельные в некотором отношении, по сути своей являются Одним. Однако Иудаизм категорически не может принять некоторые тринитаристские догматы. Причины этому следующие:

Б-г — не человек. Человек — не Б-г. Христианская доктрина Воплощения, подразумевающая, что Б-г принял человеческий облик, идёт в разрез с одним из фундаментальных положений иудаизма, гласящим, что Б-г бесплотен и не подвержен телесным недугам. Поэтому говорить, что Б-г умер на кресте — бессмысленно. Б-г не может умереть, как он не может и родиться. Тот, кто был, есть и будет, тот, кто Вечен — это Б-г. Он бессмертен — но надо понять, что бессмертен так же, как он не "живёт" в нашем понимании этого слова. Жизнь человека и всего сущего конечна, у нее есть две крайние точки: начало и финал. А Б-г бесконечен.

Почитать Иисуса как Б-га — значит нарушать заповедь: "Да не будет у тебя других богов кроме меня." — самую простую формулу единобожия, монотеизма. Стоило за нее бороться, чтобы так легко нарушить?

Величайший предводитель народа евреев, Моше, был погребён Вс-вышним в неизвестной могиле. И никто до сих пор не знает, что с ним было после того, как он поднялся на гору в день своего 120-летия. Он просто ушел. Как сказано в Торе, "И никто не знает места погребения его до сего дня." Каким бы великим человеком он ни был, Вс-вышний не хотел, чтобы могила Моше вызывала у народа искушение воздавать ему божеские почести. В словах "Моше же был человек" (Числа, 12:3) содержится указание на его смертную природу. Вс-вышний чётко определил разницу между Собой и человеческими существами. Евреи не могут допустить, что кто-либо, будь то мужчина или женщина, может стать Б-гом.

?
№ 14
То есть — не может быть такого, что Боинг 747 превратится в конструктора, а полено — в Папу Карло? Логично вообще-то... Но...

Еврейский монотеизм не может примириться с идеей Троицы не в последнюю очередь потому, что иудаизм не признаёт никаких посредников между Всевышним и человеком. Первая из Десяти Заповедей: "Я Господь, Б-г твой" содержит местоимение в единственном числе. Не "мы", как говорят иногда цари и генсеки, а "Я". Это принципиально — Тора и ее автор зря не скажут ни одного слова. Вс-вышний обращается к каждому человеку прямо и говорит: "Я доступен тебе безо всякого человеческого посредничества". Для еврея это означает, что он напрямую связан с Самим Вс-вышним. Молитва о заступничестве перед Отцом, обращённая к Сыну, противоречит одному из важнейших верований иудаизма, которое было записано известным нам Рабби Моше бен Маймоном (Маймонидом) так: "Ему и Ему одному ты должен молиться непосредственно." Как пишут в объявлениях об обмене и продаже недвижимости: БЕЗ ПОСРЕДНИКОВ. И только так!.. Правоверный еврей полагает, что никто не может говорить вместо него, жить вместо него и, разумеется, умереть вместо него. Талмуд говорит на этот счет одну краткую, но очень знаменитую фразу: "ЕСЛИ НЕ Я ДЛЯ СЕБЯ, ТО КТО ДЛЯ МЕНЯ?" — и это яснее ясного, не правда ли?

Да, что правда, то правда.

Однако, как же быть с моими прямыми отношениями с этим Бесконечным и Единственным Творцом? Я ни на кого не могу рассчитывать — каждый за себя, получается? Так что же это выходит?

А ВОТ ПОСМОТРИМ В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ, ЧТО ИЗ ЭТО ВЫХОДИТ. И ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛИ "КАЖДЫЙ ЗА СЕБЯ"?