"Конец света" по еврейски

27.12.2001

?
№ 40
- А нельзя ли как-нибудь натурой выразить свою любовь к Вс-вышнему и понимание поставленной Им сверхзадачи? Почему обязательно в денежном выражении все это принимается? Вот правду — наверное — говорят, что евреи меркантильный народ. Неужели все так и обстоит, даже на уровне Торы? Что-то не верится...

Однажды у известного русского писателя, графа Льва Толстого попросили милостыню. Нищие в России умеют это делать очень здорово, даже "виртуозно", как известно из произведений того же автора, например... Со слезами в голосе Толстой ответил: "Брат мой, больно признаться, но у меня при себе нет ничего, чтобы дать тебе". Бедняк живо сказал: "Ты уже дал мне больше, чем все остальные вместе взятые — ты назвал меня братом".

В этой фразе, как ее понимает иудаизм, даже по сравнению с цдокой есть более благородная миссия — Гмилат Хесед — акт любви и доброты. Гмилат хесед — как учат мудрецы, это больше, чем милостыня и цдока по трем соображениям:

1. Милостыня и цдока выполняются с помощью денег, а любовь и доброта осуществимы только непосредственно человеком. Как иначе навещать больных, радовать и подбадривать огорченных? Как мы еще можем почувствовать себя нужными?

2. Милостыня и цдока даются только бедным. Гмилат хесед совершается для всех, у кого горе, для одиноких, страдающих, духовно опустошенных — даже, если эти люди материально благополучны.

3. Милостыня и цдока даются только тем, кто жив. Гмилат хесед, оказывается, проявляется как по отношению к ныне здравствующим, так и по отношению к умершим — организация и посещение похорон, уход за могилами.

Одним из "практиков" гмилат хеседа был Раби Акива, ведущий мудрец Талмуда, живший в I-ом веке н.э. Когда ученик Рабби Акивы — Иhуда бар Илои — увидел его мучения, он поверил в то, что сила доброты Раби Акивы заслужит ему вечное благословение на небесах. Слова, написанные им в тот момент — и есть мнение иудаизма по поводу гмилат хеседа:

На заметку эрудиту
Иудаизм — это не только подчинение и любовь к Творцу, это наша работа над собой, способная изменить мир и наполнить святостью каждое мгновение жизни. Если бы все мы это осознали, то еврейский стиль жизни перестал бы быть обязанностью, а стал бы единственно возможным выходом. (Гарольд Кушнер)

 Камень — тверд, Но его разбивает — железо. Плавит железо — огонь, Гасит огонь — вода, Воду умчат — облака, Облака разметает — ветер, Человек — противится ветру, Страх — побеждает людей. Вино — усыпляет страх, Но сон — растворяет вино. Смерть — управляет снами, Хочешь быть сильнее всех — Будь милосерден и твори добро...

Тяжело жить без взаимовыручки. Все евреи ответственны друг за друга — это не просто девиз для объединения людей, это закон из Талмуда. Мы не только обязаны помогать друг другу, мы также отвечаем за всех евреев планеты. Человеческие неудачи — отчасти и мои неудачи, и если я могу помочь — то почему бы мне не сделать это?

На заметку эрудиту
"Три "кита", на которых стоит мир — это Тора, преданность Всевышнему и гмилат хесед." (Мишна, Поучения Отцов 1:2)

Есть в Мидраше история о горстке людей, сидящих в одной лодке. Один из пассажиров сверлом дырявил свое сиденье, а когда его товарищи запротестовали, сказал: "Какое вам дело до моего сиденья? Дырка будет подо мной, а не под вами!" Вывод ясен: "В жизни — все мы пассажиры одной лодки. Поступок одного влияет на многих. Кто-то может сказать, что сверлит только под своим сиденьем, когда выбирает путь преступлений, наркотиков, невежества, жестокости, но этот выбор способен "потопить" все общество, если оно не вмешается. Ни одни человек не является "островом в себе", — как сказал английский поэт Джон Донн. "Все люди — братья", — это еврейский способ привлечь внимание к тому, что Каин был не прав, когда сказал, что он "не сторож брату своему" — и ты же помнишь, в какой момент и кому он это сказал... Убив брата и отвечая на вопрос Вс-вышнего, куда он девал Авеля, брата своего... Не хотелось бы никому, наверное, попасть в такую ситуацию, в какой Каин это говорил, не правда ли? На самом деле все мы — защитники своих братьев.

— А не смахивает ли это все на "круговую поруку"? — как в мафии или каком-нибудь другом землячестве, итальянском, армянском, чукотском, например... — что-то мне напоминает эта "ответственность друг за друга"... — и я вот все думаю, хочу ли я в ней тоже участвовать?

Нет, не только не смахивает, а даже вовсе наоборот — явно машет в совершенно иную сторону. Это их круговая порука и мафиозные кланы — не что иное, как неловкая попытка повторить нашу общность, только на совсем других основах, в том числе и криминальных или сомнительных. Никто же не скажет, что мы хотим создать (да собственно, и создали уже столько веков назад) что-то подобное? Еврей и мир строят свои отношения иначе — посмотри вокруг...

На заметку эрудиту
"Ожидание Мошиаха — это зерно прогресса, "посаженное" евреями по всему миру." (Д. Клауснер, русско-израильский историк, 1874-1958)

В одной еврейской шутке (обычно эту историю рассказывают на языке идиш) еврей жалуется Создателю: "О Творец, Ты выбрал нас из всех других наций. Ответь мне — что Ты имеешь против нас?"

Да, евреи действительно верят в то, что отличаются от остальных наций в мире. И имеют к тому некоторые основания. Это не основано на чувстве расового превосходства, как думают некоторые, иудаизм ведь допускает принятие веры — гиюр. В честь женщины, принявшей гиюр, названа даже одна из книг Торы — книга Рут. Моавитянка по рождению, Рут стала впоследствии бабушкой царя Давида. Одна из самых известных и почитаемых евреек не была еврейкой по рождению. Иудаизм — это миссия, это поручение в этом мире, а не принадлежность к народу, не кровь и не раса. Евреи — это общность людей по факту веры и уникальность их связана с Торой — Б-жественным учением, дарованным Вс-вышнем во время Великого Откровения на горе Синай.

Мидраш рассказывает, как Вс-вышний предлагал всем народам принять Тору. Каждый из них спрашивал: "А что там написано?". И когда им сообщали о строгости законов, они отказывались. Для кого-то невыполнимым казалось прелюбодеяние, для кого-то — воровство или убийство. Культурно, морально и этически нации в момент откровения (XIII век до н.э.) просто были не готовы. Евреи приняли Закон с радостью. Это делает евреев выбирающим, а не только избранным народом.

Царство священников.

Вс-вышний велел Моше (Моисею) сообщить евреям перед принятием Торы (Шмот 19:6): "И будете вы мне царством священнослужителей и народом святым". Комментаторы спрашивают: "Но ведь все евреи не были священниками? Только небольшое количество людей было избранными. Почему же Всевышний всем дает этот титул?" Ответ: То, что священники олицетворяют для еврейского народа, евреи должны будут олицетворять для мира. Это то, что имел в виду пророк Ишайя (Исайя), многими годами позже в VIII веке до н.э, объясняя евреям, что они должны быть "светом для народов" (Исайя 9:6). Евреи не должны отвергать нееврейский мир, у них есть обязанность вдохновлять его, но нельзя чувствовать своего превосходства. Нужно быть примером нравственности и чистоты. Быть евреем, в еврейском понимании этой фразы, — это не столько дар, сколько ответственность, обязанность учить окружающих и разделять мудрость не только с другими евреями, но и с человечеством в целом.

?
№ 41
- Хорошо. Вся эта избранность и ответственность мне понятны — более или менее. Хотя тут еще разбираться и разбираться. Но вот цель у всего этого какая? Мы что-то строим — как например, социализм, коммунизм, еще какой-нибудь "-изм"? К чему все это ведет, что мы хотим получить в итоге — мир из одних евреев? Тогда чем же мы будем отличаться — и от кого? Кого учить и что совершенствовать? Чем тогда заняться?

- Ты знаешь, на твой вопрос лучшим ответом будет, если просто напомнить о том, что мы же с тобой несколько минут назад обсуждали про разрушенные Храмы. Кто построит Третий Храм, если на то будет воля Вс-вышнего и мы сможем ей соответствовать? Правильно, Мошиах. Но понимаешь — спасителя (в основном, конечно, мифического, выдуманного, идеального) ждут все народы еще с глубокой древности. Мы отличаемся от них тем, что мы сами ответственны за состояние той будущей "стройплощадки" — в смысле не только определенного места в Иерусалиме, где стояли первые два Храма, а и в смысле мира в целом — на который он станет работать, когда придет его время. Ожидание Мошиаха — это работа, а не просто ритуальные слова. И евреи понимают свою жизнь как работу на то будущее, которое не случится, не настанет — ему просто некуда будет прийти без этой работы.

Еврейский подход к "концу света" — это обязательство совершенствовать мир. Еврейский оптимизм не только в том, чтобы сказать, что стакан наполовину полный, а не наполовину пустой. Настоящий оптимист скажет: "подождите немного, и вы увидите, что стакан станет полным".

Для некоторых всемирная история — это грустная сага о падениях, катастрофах и крушениях нескольких империй. Для евреев же история — это сценарий со счастливым концом, написанный Вс-вышним. Ожидание Мошиаха убеждает нас, что наступит время, когда "одна нация не занесет меч на другую, что войны как таковой больше не будет". Люди будут жить друг с другом в мире и спокойствии, сосуществуя по заповедям, написанным на обеих скрижалях. Но просто дожидаться прихода Мошиаха глупо, нужно "заставить" его прийти — то есть сделать так, чтобы в результате нашего в нем пребывания мир стал хоть чуточку более готовым к его приходу, более человечным, более ответственным, более справедливым — то есть (если кому так больше нравится) — БОЛЕЕ ЕВРЕЙСКИМ.

ИТАК, подведем итог — по-моему, пора! — некий предварительный баланс наших знаний за последнее время. Самое малое, что вам нужно знать — и с чем выходить дальше, где мы с тобой еще не все знаем.

  1. Еврейский закон на двух скрижалях связан с нашими обязательствами и ко Вс-вышнему, и к ближним.
  2. Разрушение Второго Храма было более серьезным и имело более продолжительные последствия, чем разрушение Первого, поскольку грех, послуживший причиной, был — ненависть между евреями, а не идолопоклонство.
  3. Цдока — справедливая, необходимая денежная помощь людям, а милостыня — добровольный акт проявления доброты.
  4. Выше цдоки стоит концепция гмилат хесед — доброта, которая находится за пределами материальных даров.
  5. Евреи не столько избранный народ, сколько выбирающий. Их уникальность — в готовности принять законы Вс-вышнего.
  6. Предполагаемый приход Мошиаха заставляет евреев чувствовать ответственность за совершенство и совершенствование мира и быть проводниками света для других наций.
Продолжение следует — и оно будет касаться уже более жестких вещей из той же серии о Десяти Инструкциях. Кто и как следит за их исполнением, что и кому бывает от тех, кто поставлен "регулировщиками" на Земле, чтобы инструкции не нарушались там, где это просто опасно и может быть чревато...