Этрог из Ган-Эдена

06.10.2009

Это случилось в тот день, когда все члены общины рабби Элимелеха из Лежайска отмечали первый день праздника Суккот.

В воздухе просто-таки витал дух праздника. Когда рабби Элимелех, стоя на биме, начал читать молитву «Галель», на него были устремлены взгляды всех собравшихся. В этот раз он читал молитву не так, как прежде. Почему он внезапно прервался, когда держал в руках этрог и лулав, и сделал глубокий вдох? И почему всю общественную молитву он не вел в несвойственной ему размеренной, неторопливой манере? Было очевидно, что с ним что-то происходит и, судя по сияющему выражению лица, происходящее приводило его в восторг.

Едва закончив молитву, рабби Элимелех устремился к своему брату, рабби Зуше (который приехал в гости на праздник), и запальчиво сказал: «Пошли, ты поможешь мне найти этрог, который наполнит всю синагогу ароматом Ган-Эдена!» И они начали переходить от одного еврея к другому, пока наконец не добрались до самого дальнего угла синагоги, где, в стороне от остальных, стоял человек, погруженный в свои мысли.

— Вот он, — воскликнул рабби Элимелех. — Расскажи нам, дорогой друг, кто ты и откуда, и где ты приобрел этот прекрасный этрог?

Мужчина, немало удивленный и смущенным неожиданным для него вопросом, медленно, тщательно подбирая слова, ответил:

— При всем моем уважении, ребе, это долгая история. Хотите присесть и послушать ее?

— Конечно хочу, — воскликнул рабби Элимелех. — Уверен: история того стоит!

Тихим голосом еврей начал свой рассказ:

— Меня зовут Ури, родом я из Стрелиска. Я всегда с особой любовью исполняю заповедь четырех растений, и, несмотря на то, что человек я небогатый и никогда не мог позволить себе купить по-настоящему хороший этрог, моя жена, для которой эта заповедь так же важна, помогает мне — она нанялась в кухарки. Благодаря этому я могу тратить все свои сбережения на духовные нужды. Я работаю меламедом в деревне Янев, неподалеку от города. Половину заработка я трачу на семью, а вторую часть откладываю на покупку этрога во Львове. А для того, чтобы не тратить денег на поездки, хожу пешком. В этом году, в один из десяти Дней Трепета, я как обычно отправился в путь. В кошельке у меня лежало 50 гульденов, которые я собирался потратить на покупку этрога. Часть пути пролегала через лес, где я наткнулся на постоялый двор. Я надеялся немного отдохнуть. К тому же наступило время молитвы «Минха», поэтому я тихо встал в углу и начал молиться. Примерно в середине молитвы я услышал ужасные стоны. Я начал молиться быстрее, чтобы как можно скорее выяснить, что происходит, и могу ли  чем-то помочь. Обернувшись, я увидел страдальца. То был самый странный человек из всех, кого я видел, — крестьянского вида еврей с кнутом в руке, жалующийся на жизнь трактирщику. Из его путаного рассказа, прерываемого рыданиями, стало ясно, что этот бедный еврей работал извозчиком. У него была большая семья, и он едва сводил конца с концами. И вот на его голову свалилось настоящее несчастье. Лошадь, без которой он не мог продолжать работать, рухнула на землю в лесу неподалеку от трактира, и никак не может подняться.

Я не мог видеть, как страдает этот еврей, и начал его утешать: сказал о том, что он должен помнить о Б-ге, который поможет ему в беде, каким ужасным ни казалось бы положение. «Я продам тебе свою лошадь. Возьму 50 гульденов, хотя стоит она все 80. Я просто хочу помочь тебе в беде», — сказал трактирщик. «У меня нет даже 50 грошей, а он мне рассказывает про лошадь за 50 гульденов», — горько воскликнул извозчик. Я понял, что не могу тратить деньги на покупку этрога, когда вижу человека, попавшего в беду, в семье которого лошадь была едва ли не единственным источником пропитания. И я обратился к трактирщику: «Сколько ты хочешь за лошадь? Трактирщик удивленно повернулся ко мне: «Если заплатишь прямо сейчас — возьму 45 гульденов и ни монетой меньше. Продаю себе в убыток!» Я тут же достал кошелек и протянул трактирщику 45 гульденов. У извозчика от удивления глаза чуть не вылезли из орбит. Он был настолько счастлив, что не мог вымолвить ни слова. «Теперь ты видишь, что Всевышний может помочь тебе даже в те моменты, когда все кажется безнадежным! — сказал я извозчику, который вместе с трактирщиком направился к выходу, чтобы забрать новоприобретенную лошадь и впрячь ее в повозку, оставшуюся в лесу.

Как только они вышли, я собрался и исчез, не желая выслушивать поток благодарностей от счастливого извозчика.

Добравшись до Львова с пятью гульденами в кармане, я был вынужден купить самый обычный, но кошерный этрог. Обычно мои этроги были лучшими в Яневе, и ко мне приходили все евреи, чтобы хотя бы раз произнести на него благословение. Но в этом году мне достался настолько неудачный этрог, что жена не возражала, когда я сообщил, что лучше пойду молиться в Лежайск, где меня никто не знает.

— Но дорогой реб Ури, — воскликнул рабби Элимелех, — я вижу перед собой просто прекрасный этрог. Теперь я понял, почему его аромат подобен запаху Ган-Эдена! Я расскажу тебе продолжение этой истории: после твоей встречи с тем самым извозчиком он решил, что ты — пророк Элиягу, которого Всевышний отправил в наш мир в обличии человека, чтобы спасти его из беды. Придя к такому выводу, он начал искать способ отблагодарить Творца, но не знал ни слова на святом языке — поэтому не мог произнести молитву. И вот он ломал голову над тем, что же ему делать. Внезапно его осенила идея. Он взял в руки кнут, взмахнул им что было силы и закричал так громко, как только мог: «Отец Небесный, я очень тебя люблю! Что мне сделать, чтобы доказать Тебе это? В знак своей любви я буду бить кнутом!» С этими словами извозчик трижды взмахнул кнутом.

Накануне Йом Кипура Всевышний восседал на Троне правосудия, слушая первые молитвы, произносимые в День Искупления. Рабби Леви Ицхак из Бердичева, выступавший в защиту евреев, толкал телегу, полную еврейских заповедей к Вратам Ган-Эдена, когда появился Сатана и перегородил ему дорогу еврейскими грехами, и рабби Леви Ицхак не мог продолжать свой путь. Мой брат рабби Зуше, как и я,  начал молиться еще усерднее, чтобы помочь рабби Леви Ицхаку, но безуспешно. И вдруг мы услышали визг кнута, разрезавший воздух, после которого появился небольшой луч света, осветивший весь мир до небес! Мы увидели ангелов и праведников, сидящих по кругу и поющих во славу Всевышнего. Услышав слова извозчика и свист кнута, они воскликнули: «Счастлив Король, которого славят так!» Появился ангел Михаэль верхом на лошади, в сопровождении извозчика с кнутом в руке. Ангел Михаэль запряг лошадь в повозку, везущую мицвот, а извозчик взмахнул кнутом. Повозка тронулась вперед, наехав на грехи, преграждавшие путь, и вскоре уже стояла у Трона Славы. Взглянув на нее, Царь Царей поднялся с Трона и перешел к Трону Милосердия. Всем нам был подписан хороший приговор.

— А теперь, реб Ури, — улыбнулся рабби Элимелех, — имей в виду, что все это произошло из-за совершенного тобой благородного поступка. Ступай домой и будь гордостью еврейского народа! Ты доказал свою праведность и заслужил хорошего приговора на Небесном Суде. Но перед тем, как ты уйдешь, позволь и мне взять этот прекрасный этрог и благословить его во славу Создателя.

Нисан Миндель