Потенциал зла

03.12.2009

Как нужно оценивать человека? По тому, кто он есть, или по тому, кем он мог бы быть? Наши мудрецы говорят, что это зависит от того, кого мы оцениваем.

Если вы оцениваете себя, то оценивать нужно свои действия, а не свой потенциал. Вы не можете сказать себе: «Признаю, я был немного ленив в последнее время, немного запутался в себе, но я знаю, что могу стать лучше. Настоящий я — это не тот человек, которого видят во мне все остальные». Наоборот, если вы знаете, что можете быть лучше, вы должны быть лучше. Зачем, в противном случае, вам были даны все ваши таланты и возможности? Чтобы они оставались без дела, спрятанные у вас глубоко внутри?

Тем не менее, если вы оцениваете кого-то другого, то должны придерживаться иной стратегии. Ведь вы не можете знать и уж наверняка не можете действительно понять все те обстоятельства, которые мешают человеку реализовать его истинный потенциал. Так что если встретили кого-то действительно опустившегося, не смотрите на то, кто он, обратите внимание на то, каким человеком он мог бы быть. Более того, основатель движения ХАБАД, рабби Шнеур-Залман из Ляд в своей книге Тания пишет, что чем более опустившимся кажется человек, тем большее восхищение он должен вызывать.

Но как это понимать? Рабби Шнеур-Залман основывает свое удивительное утверждение на высказывании мудрецов Талмуда: «Чем более велик человек, тем сильнее его злое начало». В самом деле, это вполне понятно: иначе как мы можем говорить о том, что Б-г дал каждому человеку неограниченную свободу выбора? Разве мы никогда не видели людей, борящихся с соблазнами и искушениями, гораздо более сильными, чем все то, с чем нам когда-либо приходилось сталкиваться? Но таким людям были также даны силы справиться с этими испытаниями, а, значит, они были также наделены гораздо большими душевными силами, чем среднестатистический человек.

Здесь можно сделать неоднозначный вывод: если вы видите поистине великого человека, знайте: он сумел побороть демонов гораздо более сильных и зловещих, чем те, которые когда-либо встречались вам на жизненном пути. И если вы видите кого-то, опустившегося настолько низко, что вы даже представить себе такого раньше не могли, знайте, что он наделен столь же большим потенциалом.

По словам Любавичского Ребе, можно обнаружить более глубокое значение в любопытном комментарии Раши к самому началу главы Толдот. Толдот начинается следующими словами: «И вот толдот [порожденные] Ицхаком, сыном Авраама». Раши объясняет, кто эти «порожденные»: «Яаков и Эйсав, о которых говорится в главе». Но разве это не очевидно? Зачем Раши понадобилось объяснять это?

Традиционное объяснение состоит в том, что в Торе слово «толдот» может иметь несколько значений. Оно может означать «дети» или «потомки», но оно также может означать «дела» или «поступки» (т.е. все, что может быть «порождено» человеком). Поскольку глава Толдот не начинается непосредственно с рассказа о рождении Яакова и Эйсава, но повествует также о жизни Ицхака, могут возникнуть некоторые сомнения в том, как правильно перевести слово толдот в данном контексте. Поэтому Раши и объясняет, что данная фраза относится к «Яакову и Эйсаву, о которых говорится в главе».

Однако, по словам Ребе, в этом комментарии Раши есть и другой, менее очевидный смысл. На более глубоком уровне Раши задает вопрос: как у таких праведных и святых родителей, какими были Ицхак и Ривка, и к тому же в такой праведной и святой среде, какая была в их доме, мог появиться такой порочный и ожесточенный человек, как Эйсав? Как-никак Эйсав был братом-близнецом Яакова, обладал тем же набором генов и таким же воспитанием. С Яаковом все понятно. Но откуда появился Эйсав?

На самом деле, говорит Раши, порочный Эйсав — это «продукт» не Ицхака и Ривки, а монстра, которого он создал сам. Эйсав Торы — это человек, обладавший огромным потенциалом к добру, столь же огромным, как и ко злу, перед которым он не смог устоять.

Какой урок мы можем извлечь? Для Эйсава главный урок в том, чтобы оценить свой потенциал и увидеть, каким он может стать. Нас это призывает не судить строго Эйсава, а присмотреться к нему еще раз.

Янки Таубер

 

Анна Каллер