Старикам здесь место

28.06.2011

Согласно Торе, почтенный возраст — это благословение и достоинство. Тут и там в Торе слово «старый» (на иврите закен) употребляется в качестве синонима слова «мудрый». Тора говорит нам о необходимости уважать пожилых людей вне зависимости от уровня их знаний и благочестия, потому что с испытаниями и жизненным опытом к человеку приходит мудрость, которой может позавидовать любой юный вундеркинд.

Тора рассказывает об Аврааме как об одном из тех, кто «был стар и пришел в лета» (Берешит 24:1). Каждый день его жизни был посвящен учебе и новым достижениям, а это означало, что с каждый днем его величие росло. Следовательно, долгие годы жизни — одно из самых больших благословений, которым может быть награжден человек.

Этот подход противоречит современному отношению к пожилым людям, так распространенному сегодня в «развитых» странах. На Западе в любой области — будь то бизнес или политика — все внимание уделяется молодым, которые настаивают на необходимости «учиться на своих ошибках», вместо того чтобы взять на заметку опыт предыдущих поколений. 50-летний человек сегодня считается «отработанным материалом», который вынужден выслушивать намеки на то, что его место больше подойдет молодому коллеге 25 лет; во многих компаниях и организациях в 65 лет (а то и раньше) сотрудников провожают на пенсию.

Таким образом общество предлагает нам на склоне лет покой и бездействие. Пожилые люди чувствуют, что они не нужны; более того — многие из них начинают ощущать себя обузой, поэтому на Западе, к примеру, они переезжают в дома престарелых. После многих лет достижений их опыт и знания вдруг становятся никому не нужными; после десятилетий работы на благо общества они в один миг становятся нахлебниками, испытывающими благодарность всякий раз, когда их дети приезжают к ним и уделяют полчаса своего времени.

На первый взгляд, современное отношение к пожилым выглядит, по меньшей мере, частично оправданным. Ведь тот факт, что с годами мы слабеем, очевиден. Конечно, немощь пенсионеров является основной причиной положения стариков; ведь с точки зрения физической формы 70-летний не сравнится с 30-летним.

Возникает вопрос: нужно ли оценивать людей по их физическим качествам? Или по человеко-часам и числу межконтинентальных полетов, которые индивид способен совершить в течение недели? Проблема в том, что немалая часть населения лишается полноценной жизни только по той причине, что родилась на 10-20 лет раньше других. Наше отношение к пожилым людям отражает современную концепцию отношения к ценности и полезности людей. Если физическая мощь человека угасла, а его жизненная мудрость и проницательность достигли пика, это считается достоинством или недостатком? Если результат работы человека сократился в количественном отношении, но возрос в качественном, он достоин почета или забвения?

Конечно, 20-летний может протанцевать всю ночь, в то время, как его бабушка устанет уже через несколько минут. Но ведь человек был создан не для того, чтобы танцевать часами напролет. Миссия человека в этом мире — сделать его чище, ярче и лучше, чем он был до его появления. С этой точки зрения духовная зрелость пожилых людей возмещает их физическую слабость; более того, такая слабость в духовном смысле может стать ценным вкладом, поскольку она сопровождается иной расстановкой приоритетов, которая в молодом возрасте, когда мы ставим перед собой материальные цели, более чем затруднительна.

Физическое здоровье, несомненно, влияет на производительность труда человека. Жизнь представляет собой союз тела и души. Наиболее полной она является тогда, когда и тело, и душа способны на многое. Но эффект, оказываемый возрастом на производительность человека, по большей части определяется тем, как он воспринимает союз и взаимодействие тела и души. Если душа представляет собой мотор, помогающий телу удовлетворять его потребности и желания, тогда физическое старение влечет за собой духовную пустоту — и человеку становится скучно, он чувствует себя ничтожным, приходит в отчаяние. Но если свое тело человек воспринимает как приложение к душе, верно обратное: духовный пик, которого он достигает с возрастом, вселяет в тело энергию, позволяя человеку жить полной смысла жизнью все те годы, которые даровал ему Всевышний.

Определение жизни

Разница в восприятии преклонного возраста Торой и современным миром заключается не только во взглядах на материальные и духовные аспекты. В основе практики ухода на пенсию лежит идея разделения жизни на продуктивный и непродуктивный периоды. Первые 20-30 лет жизни рассматриваются как время наименьших достижений, поскольку в этот период человек приобретает знания и тренирует навыки, готовясь к продуктивному периоду жизни. В последующие 30-40 лет он реализует свою творческую энергию, возвращая своим родителям то, что они в свое время вложили в него, и сам начинает вкладывать в своих потомков. В конце концов, когда он уже стоит на пороге «осени жизни», все его достижения остаются позади; он тяжело работал «всю жизнь», поэтому теперь хочет уйти на покой и наслаждаться плодами своих трудов. И если он все еще испытывает желание творить, ему советуют найти какое-нибудь «безобидное» увлечение, которому он и посвящает все свое время. Конечно, в этот период жизни человеку нужно чем-то занять себя, если уж он оказался на обочине жизни, а его знания и умения «заброшены на чердак» по причине достижения им золотого возраста. Он будто вновь становится ребенком, пассивно принимая жизнь такой, какой ее делают другие.

В Торе же нет такого разделения между жизненными фазами, поскольку она рассматривает продуктивность человека как саму суть жизни, и фраза «непродуктивный период жизни» в свете Торы звучит более чем противоречиво. Несомненно, между детством, юношеством и взрослой жизнью существуют определенные границы, но они лишь разделяют жизнь человека на периоды, в каждый из которых он делает вклад в развитие общества, но происходит это по-разному. Уход на пенсию и пассивное наслаждение плодами своих трудов также имеют свое место и время — в Будущем мире. В Талмуде сказано: «Сегодня время действовать, а завтра — пожинать плоды своих трудов». Сам факт того, что Всевышний даровал человеку еще один день физической жизни означает, что он еще не исполнил свою миссию в этом мире и должен достичь еще чего-то.

Поэтому фраза о том, что «человек рожден для труда» (Йов 5:7), отражает суть природы человека. Человек испытывает истинное удовлетворение только тогда, когда он заработал что-либо благодаря собственному труду и инициативе, незаслуженные подарки и подачки (то, что в Каббале называется «хлебом стыда») не приносят удовлетворения и лишают душевного тепла. Как сказано в Талмуде: «Человек предпочитает одну меру зерна, выращенного им самим, девяти, полученным в дар из чужих рук».

Тяжело работающий человек, подчиняющийся требованиям жизни, вспоминает о детстве, как о времени полной свободы от ответственности и труда. Тем не менее, когда он был ребенком, он не понимал своего счастья, желая делать что-то настоящее, созидать. Возложите на ребенка ответственность — и он будет счастлив; сделайте его бездейственным нахлебником, и он станет несчастным, а вскоре и вовсе начнет бунтовать. Ведь ребенок — тоже живой человек, который стремится чего-то достичь.

Это верно и по отношению к взрослым людям всех возрастов. Перспектива «спокойной жизни на пенсии» — жестокий миф; природа человека такова, что он ощущает себя счастливым только тогда, когда делает вклад в мир, в котором он живет. Физическая слабость, сопровождающая пожилых (или, не дай Б-г, болезнь) — не приговор, запрещающий какую-либо деятельность, но испытание, в котором задача человека заключается в нахождении нового дела, в достижении новых высот.

Почему?

Такова уж природа человека: жизнь имеет смысл только когда он созидает. Почему же человек был создан именно таким? Потому, что Всевышний создал человека как Своего партнера в сотворении мира. В мидраше сказано: «И говорил Б-г праведникам: как Я — Творец миров, такими должны стать и вы». Мидраш также приводит беседу греческого философа с мудрецом Талмуда, рабби Гошиа: «Если обрезание угодно Б-гу, отчего Он не создал Адама обрезанным?» — спросил раввина философ. И ответил рабби Гошиа: «Все, что было сотворено в шесть дней творения, требует совершенствования человеком: зерна горчицы нужно сделать слаще, пшеницу нужно молоть…» Всевышний специально создал этот мир несовершенным, чтобы мы могли сделать его лучше.

Всевышний — инициатор и даритель, давший нам жизнь и наделивший нас набором средств и способностями. Но Он хотел, чтобы мы были не просто пассивными получателями Его даров. Он желал, чтобы мы стали его партнерами, чтобы в нашем с Ним союзе мы творили так же, как и Он, и Он мог бы получать дары так же, как их получаем мы. Именно поэтому Он сделал целью нашей жизни постоянное стремление идти вперед.

План действий

Факт остается фактом: уход на пенсию (вынужденный или добровольный) неизбежен. Что человек должен делать с этой личной и общественной трагедией? Стоит ли ему начать кампанию по изменению этой реальности и сформировавшейся системы ценностей? Или он должен искать положительные стороны, оказавшись в такой ситуации?

На самом деле, каждый из нас должен действовать в обоих направлениях — то есть стараться сделать все для того, чтобы изменить нынешнее отношение сильных мира сего, да и общества в целом, к этой проблеме. В особенности нам стоит изменить собственное восприятие возраста. Мы должны сказать себе: ты не бесполезен; наоборот, ты делаешь вклад в общество, намного более ценный, чем когда-либо, и с каждым днем твой опыт растет. Изменения, происходящие в твоей жизни с возрастом, не являются причиной отказа от полной смысла жизни, но скорее дают возможность найти новые, более осмысленные способы развиваться и развивать окружающий мир. Долгая жизнь — это дар Б-га, и Всевышний, конечно, снабдил нас всем необходимым для достижения любых целей.

От редактора. В основу этой статьи положены речи Любавичского Ребе Менахема-Мендла Шнеерсона, произнесенные им в день его 70-летия (11 нисана 5732 г./26 марта 1972 г.) и спустя 10 лет, в день его 80-летия. В эти дни Ребе получил множество поздравлений со всего мира; среди писем были также послания от людей, предлагавших Ребе «не усердствовать и уйти на покой» после десятилетий, в течение которых он стоял во главе движения ХАБАД и занимался общественной деятельностью. Приведенные в статье идеи стали основой речи, произнесенной Ребе в качестве ответа на такие письма.