Возвращение золотой Адели

11.02.2015

В начале этой недели на Берлинском кинофестивале показали британско-американскую драму «Женщина в золотом» режиссера Саймона Кертиса с Хелен Миррен в главной роли. Фильм основан на реальных событиях и рассказывает историю Марии Альтман, австрийской еврейки, которая бежала от нацистов в США и на протяжении многих лет пыталась вернуть принадлежавшую ее семье коллекцию произведений искусства.


Одним из шедевров коллекции был «Портрет Адели Блох-Бауэр» работы Густава Климта, известный также как «Золотая Адель» или «Женщина в золотом». Мария Альтман приходилась Адели родной племянницей.

В 2006 году Альтман добилась возвращения картин, а спустя пять лет скончалась в возрасте 94 лет. «Мария была замечательной женщиной: обаятельной, остроумной, просто обворожительной, — говорит Хелен Миррен. — Когда мне предложили эту роль, я не колебалась ни секунды. К сожалению, я не была знакома с Марией лично, однако мне известно, что, возвратив принадлежавшие ее семье картины, она испытала огромное моральное удовлетворение».

Главную мужскую роль в фильме исполнил Райан Рейнольдс, сыгравший Рандола Шёнберга, адвоката Марии Альтман. Реальный Рандольф, который приходится внуком знаменитому австрийскому композитору Арнольду Шёнбергу, также присутствовал на премьере ленты в берлинском дворце «Фридрихпаласт».

Киноповествование построено таким образом, что современность в нем чередуется с событиями прошлого. В сценарий вошел рассказ о том, как Густав Климт (его роль исполняет известный немецкий актер Мориц Бляйбтрой) в 1907 году писал портрет Адели Блох-Бауэр. Еще один флешбэк посвящен обстоятельствам бегства 22-летней Альтман из Вены после присоединения Австрии к Третьему рейху. Родители Марии остались в Вене и разделили участь жертв Холокоста.

Однако центральную сюжетную линию картины составляет борьба уже пожилой Марии Альтман за принадлежащее ей по праву наследство. Многолетний судебный процесс между Альтман и австрийскими властями привлек внимание к проблеме реституции художественных ценностей, присвоенных нацистами в Германии и оккупированных странах Европы.

Во время съемок фильма Хелен Миррен посетила венский музей «Бельведер», где ранее хранилась «Золотая Адель». Актриса осмотрела и другие полотна Климта, выставленные в музеях австрийской столицы. Особое впечатление на нее произвел незаконченный портрет юной Амалии Цукеркандль, впоследствии погибшей в нацистском лагере смерти. «В Вене нас встречали очень приветливо, — рассказывает Миррен, — никто не выразил ни обиды, ни гнева, ни чего-то подобного. Австрийцы благодарны Марии Альтман, ведь она позволила им по-новому взглянуть на их собственную историю и признать некоторые неприглядные ее эпизоды, которые ранее игнорировались».

«Женщина в золотом» считается одной из самых значительных работ Густава Климта и в целом австрийского модерна. В 1903 году муж Адели (урожденной Бауэр), сахарный фабрикант Фердинанд Блох, заказал Климту портрет своей супруги. Лишь четыре года спустя художник представил «Женщину в золотом» на всеобщее обозрение. По слухам, Климта и его модель связывал тайный роман. Мария Альтман называла Адель своей дважды тетей
: та приходилась родной сестрой ее матери и была замужем за братом ее отца. Адель Блох-Бауэр скончалась в 1925 году от менингита, ей было всего 43 года.

Уклад жизни Блох-Бауэров рухнул после аншлюса Австрии в 1938 году. Фердинанд Блох бежал в Швейцарию, где в 1945 году скончался в бедности и забвении. Нацисты предложили разделить семейную коллекцию Блох-Бауэров. Таким образом работы Густава Климта, в том числе «Золотая Адель», оказались в фонде Австрийской галереи в венском дворце Бельведер.

Муж Марии, Фриц Альтман, попал в концлагерь Дахау, но вскоре был освобожден: родственники внесли за него солидный выкуп. В 1938 году Альтманы уехали в Лондон, а оттуда эмигрировали в Соединенные Штаты и поселились в Лос-Анджелесе, где Фриц поступил на службу в компанию Lockheed Martin, а Мария открыла бутик модной одежды.

Марии Альтман и четырем другим наследникам Фердинанда Блох-Бауэра удалось вернуть многое из его уникальной коллекции. Сложнее всего оказалось добиться возвращения полотен Климта. Правительство Австрии обосновывало свое право на картины тем обстоятельством, что Адель сама просила мужа в завещании передать их в Бельведер. Впрочем, стоит иметь в виду, что завещание было составлено в 1923 году, когда и предположить было нельзя, какая катастрофа постигнет Европу с приходом к власти в Германии нацистов. Как выяснилось впоследствии, сам Фердинанд Блох-Бауэр составил завещание в пользу своей племянницы Марии и ее братьев. Однако Мария Альтман никогда не видела ни этот документ, ни другие бумаги, касающиеся собственности ее семьи, поскольку Министерство культуры Австрии хранило их в строгой секретности.

В 1998 году австрийский журналист Губерт Чернин обнаружил в архиве документы, которые ставили под сомнение официальную версию о передаче картин Климта Австрийской галерее. В результате развернутой в прессе кампании правительство было вынуждено принять новый закон о реституции, согласно которому жертвы войны и их наследники получили возможность претендовать на возвращение своей собственности, находящейся в фондах государственных музеев. Таким образом Марии Альтман удалось вернуть пять знаменитых полотен Густава Климта, ранее принадлежавших ее дяде.

В 2007 году «Золотую Адель» приобрел за рекордные 135 млн долларов американский коллекционер и филантроп Рональд Лаудер. Сегодня «Портрет Адели Блох-Бауэр» хранится в Новой галерее Нью-Йорка — музее немецкого и австрийского искусства начала ХХ столетия.

Роберт Берг