Берёза вас любит

19.05.2016

На бар-мицву Джереми Лиман получил от бабушки с дедушкой подарок – 10 тысяч долларов на сберегательный счет. Он решился их обналичить только в 27 лет, и тут же открыл в Нью-Йорке кофейню Birch Coffee («Березовый кофе»). С тех пор его маленький бизнес вырос в семь раз.

Началось все в октябре 2009 года с крохотной кофейни Birch (первой в Нью-Йорке, где на тот момент продавали зеленый кофе) в районе Флэтайрон на Манхэттене. Процесс наращивания клиентуры и расширения ассортимента шел не так уж быстро – кого в Нью-Йорке можно удивить кофе, пусть даже и очень качественным? «На создание нормального кофейного меню ушло целых полтора года», – признается Пол. Сейчас у него и его бизнес-партнера Пола Шладера уже семь кафе по всему городу, тысячи лояльных покупателей, репутация одного из лучших поставщиков элитного кофе, обжарочный цех площадью 372 кв. метра на Лонг-Айленде, собственная школа барист и даже коллекция футболок по 20 долларов – штука с незатейливой надписью «Birch вас любит» и принтом с березовыми поленьями.

«Бизнес-партнерство – это как брак, а сам бизнес – наш ребенок, – говорит Лиман. – С самого начала у нас было общее видение того, как нужно этого ребенка воспитывать. На первых порах мы не особо задумывались, какая друг у друга бизнес-философия, а сейчас уже стали мыслить совершенно одинаково. Мы не сговариваясь бросаемся на устранение проблемы еще до того, как она успела набрать обороты».

Изначально Джереми Лиман и Пол Шладер, которые познакомились в 2003 году, не имели ровным счетом никакого профессионального представления о кофе, но в то же время его обожали. На момент создания первого кафе у Лимана за плечами был опыт безрадостной работы в компании по выдаче ипотечных ссуд. В один прекрасный день он уволился из скучной конторы, где провел два года, переехал на Манхэттен и устроился там барменом. «Как и все другие хорошие еврейские мальчики на Лонг-Айленде, я должен был работать в офисе с 8 до 17. Конечно, я на такую должность пошел, только ненавидел ее до глубины души», – признается он. Шладер, который отучился на певца, танцора и актера, работал в фуд-индустрии со школы. Они идеально друг друга дополняют: у Лимана лучше получается заниматься финансовыми вопросами – вычислять маржу, заниматься ценовой политикой, выплатами и поддерживать в помещении кафе порядок (прибить полочку или починить что-то для него не проблема), а вот Шладер со знанием дела контролирует продуктовую часть и никогда не позволит отдать клиентам кофе или десерт среднего качества.

«В других кофейнях, где подавали спешелти-кофе [из кофейных бобов, которые выращиваются в особых условиях], мне обычно не хватало какой-то простоты, что ли, – признается Лиман. – Не скажу, что в таких заведениях царит снобизм, но атмосфера там не та. Мы ощущали себя по-другому, нам хотелось создать пространство, которое бы привлекало искренних, добрых и приятных людей. Благодаря опыту, который у нас был, нам это удалось».

На удивление, в центр своего бизнеса Лиман и Шладер ставят совсем не кофе (который все равно любят до невозможности), а тех, кто работает с Birch. «Главными для нас были и остаются люди, а кофе – на высоком, но втором месте. Мы вкладываем свою энергию в сотрудников, без них у нас не было бы такого количества посетителей. Очень хочется, чтобы наши покупатели оценили ту работу, которую делает команда. Она для нас важнее, это наша философия», – признается Пол.

Парням также удалось выстроить отличные отношения с поставщиками кофе, без которых и не было бы никакой сети Birch. «Мы работаем с фермерами напрямую и можем классифицировать и закупать кофе самостоятельно, а не через вторые-третьи руки, – говорит Шладер, у которого даже есть диплом “кофейного сомелье” Института качества кофе. – Мы пока что не такие большие эксперты в выборе и обжарке зеленого кофе, поэтому стараемся ездить на кофейные фермы и лично присутствовать на каждом из этапов». Основная часть кофе Birch закупается в Южной Америке, в прошлом году Шладер впервые побывал в командировке в Африке и сейчас снова собирается с рабочим визитом в Танзанию, Эфиопию, Кению и Руанду.

Лиман и Шладер планируют расширять бизнес еще активнее. Седьмое кафе Birch открылось в марте этого года в «волнистом» здании, спроектированном современным гением архитектуры Фрэнком Гери в Финансовом квартале на Манхэттене. Летом должно поспеть и восьмое кафе, которое парни откроют в районе Хантс-Пойнт в Бронксе вместе с Майорой Картер, известной своим проектом озеленения Южного Бронкса.

«Мы просто не можем дождаться запуска, – признается Лиман. – Майора вдохнула в этот район новую жизнь. Тут новые пространства создают не для того, чтобы просто что-то такое модное побыстрее сделать, отчитаться и уйти. Тут люди делают все для себя, чтобы самим жилось комфортно.

Мы хотели бы для начала открыть 3-4 новых кофейни за пределами Нью-Йорка и сейчас поговариваем об аренде новых помещений, – говорит Лиман, но не уточняет, где именно они расположены. – Еще мы планируем заняться оптовыми продажами, у нас уже есть около 10 предложений, и в ближайшем будущем надеемся поставлять в супермаркеты пачки с кофейными зернами и порционный холодный кофе». Если говорить о цене, то Birch занимают примерно ту же коммерческую нишу, что и конкуренты – например, 340 г кофе Birch стоит 14–17 долларов, а 250-граммовая пачка кофе Starbucks обойдется в 12–14 долларов.

Родители Лимана уже смирились с тем, что их сын вложил деньги, подаренные на бар-мицву, в кофейный бизнес. «Они всегда очень меня поддерживали, хотя в начале бизнеса я не совсем все делал правильно, – говорит Джереми с улыбкой. – Мой папа юрист, он помогает мне во всем. Они с первого дня верили, что все получится, а вот я, если честно, долго сомневался в успехе».

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...