Сыт на грядке

15.10.2018

Выпускник Йеля и член знаменитого братства «Череп и кости», он с детства уважал деньги. Теперь весомо доказывает, что экологические проблемы сведут нас в нищету. За это Уильяму Нордхаусу и дали на днях «Нобелевку» по экономике.

О получении Нобелевской премии 77-летний экономист Уильям Нордхаус узнал спросонья. Было семь утра, и они с женой еще дремали, когда позвонила их взволнованная дочь. «Как здорово!» – радостно сообщила она. «Что именно?» – уточнил растерянный Нордхаус. Через мгновение он уже был в курсе. Дом наполнился громкими настойчивыми звуками: пиликали мобильные, звенели домашние телефоны. Спустя несколько минут после разговора с дочерью ошарашенный Нордхаус уже разговаривал с сотрудником редакции сайта Нобелевской премии. Разговор начался на приподнятой ноте, но очень быстро перешел к не слишком радостному обсуждению глобального потепления и близорукости политиков, которые его игнорируют и ставят под угрозу экономическое будущее государств. Нордхаус знает, о чем говорит – премию ему дали «за интеграцию изменения климата в долгосрочный макроэкономический анализ».

Уильям Нордхаус родился 31 мая 1941 года в Альбукерке штата Нью-Мексико в семье более чем обеспеченной. Его отец Роберт Нордхаус, экономист и юрист с дипломом Йельского университета, был одним из владельцев фуникулера на пик Сандия, а мама Вирджиния работала на горнолыжном курорте, который муж открыл в тех же горах. В то время в США евреев сильно прибыло – те, кто успел спастись от Гитлера, пытались найти свое новое место под солнцем. Семья Нордхаусов тоже была еврейской, но пережила все сложности иммигрантской жизни много раньше: дедушка по отцу перебрался в Америку из немецкого города Падерборн еще в 1880-х, устроился работать в крупную торговую сеть и построил ранчо «Монтезума», где семья живет до сих пор. В роду Нордхаусов отношение к деньгам всегда было особенным – к ним подходили не с меркантильным, а с научным интересом. Стоит ли удивляться, что своим профессиональным полем Уильям выбрал именно экономику.

В 1963 году Уильям окончил Йельский университет, как в свое время и его отец. Во время учебы он состоял в тайном студенческом обществе «Череп и кости», куда принимают представителей только самых влиятельных семей. В этом же братстве, ведущем свою историю с 1830-х годов, в свое время состояли Буши трех поколений и основатель Time, Fortune и Life Генри Люс. И хотя в «Череп и кости» имели доступ исключительно «белые англосаксонские протестанты», Нордхаус с его еврейскими корнями вступил туда без особых сложностей: к тому времени статус семьи уже имел больше значения, чем религия, с которой приехал в страну дедушка.

В год выпуска Нордхаус женился на милой девушке Барбаре Фейз. Она специализировалась на французском языке, тоже оканчивала Йель, и как и Уильям, немного училась в Париже – только она в Сорбонне, а он в Институте политических исследований. Семьи с обеих сторон были настолько уважаемы, что о помолвке пары даже написали в New York Times. Семейная жизнь никак не помешала Нордхаусу продолжить научную карьеру – в 1967 году он получил докторскую степень по экономике в Массачусетском технологическом университете и на этом не остановился. Через два года после его выпуска учредили Премию Шведского национального банка по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля – неофициально «Нобелевскую премию по экономике». Тогда Уильям не мог даже подумать, что через несколько десятилетий члены Королевской Шведской академии наук решат вручить премию ему. Пока что он усердно работал. В 1973 году – после шести лет преподавания экономики в Йельском университете – Нордхаус стал профессором экономики Йельской школы лесного хозяйства и изучения окружающей среды.

Нордхаус начал изучать влияние изменений климата на экономику в 1975 году волею случая. Во время одного из исследовательских проектов он поехал в командировку в Вену и там делил кабинет с климатологом Алланом Мерфи. В процессе общения с Мерфи Уильям понял, что проблема изменения климата практически не изучена с экономической стороны – всю оставшуюся жизнь он посвятит такому изучению. Нет, у Нордхауса, конечно, масса занятий. Он член Национальной академии наук США, работает в Национальном бюро экономических исследований, побывал редактором нескольких научных журналов и первым председателем Комитета по федеральной статистике американской ассоциации. Но прежде всего Уильяма Нордхауса ценят как, по сути, первого ученого, предложившего посмотреть на экономический рост через призму экологии.

Раньше считалось, что экономический рост отталкивается от уровня ВВП на душу населения, то есть банально от объема произведенных товаров и услуг. Нордхаус стоял за более широкий взгляд на этот вопрос – в частности, он предложил учитывать состояние окружающей среды как один из факторов экономического роста. В начале 1990-х он первым построил количественную модель, показывающую связь между экономикой и состоянием климата и наоборот. Нордхаус основывал свою модель на результатах наблюдений и выводах, сделанных не только в сфере экономики, но также в области физики и химии. По его предположению, ухудшение климата негативно сказывается на росте экономики в целом, и в долгосрочной перспективе эти показатели влияют на уровень нашего благосостояния.

За этот подход 12 октября 2018 года Нордхаус получил Нобелевскую премию по экономике. Правда, вручили Нордхаусу эту премию напополам с экономистом Полом Ромером, придерживающимся противоположных принципов. Во-первых, Ромер уверен, что за научно-техническим прогрессом – будущее, что этот самый прогресс бесконечен, а вслед за этим бесконечен и любой экономический рост. Нордхаус же не сомневается, что любой прогресс конечен, так как сам в какой-то момент останавливает себя в развитии. Во-вторых, есть у Ромера и напрямую про глобальное потепление: по его мнению, технологический прогресс должен решить проблему изменения климата. Модель же Нордхауса доказывает, что это не так, технологический процесс этого сделать не в состоянии. Почему Нобелевский комитет захотел выделить идею и того, и другого ученого – не до конца понятно.

Как бы там ни было, Уильям Нордхаус не похож на воинствующего активиста – худощавый, с орлиным носом, с белыми волосами и в очках, он спокойно объясняет, к каким катастрофическим последствиям может привести нежелание стран думать про экологию. Его оружие – это формулы и тихий, но уверенный голос, которым он объясняет принципы своей «климатической экономики» студентам. Когда он не читает лекции и не занимается новыми расчетами, он пишет книги – на его счету несколько работ, включая уважаемый учебник «Экономика» в соавторстве с коллегой Полом Самуэльсоном. В 1996 году Нордхаус выпустил исследование, где углубился в историю экономики вплоть до Вавилонских времен, а в 2002 году коснулся экономики Месопотамии древних времен, анализируя, во сколько обойдется США война в Ираке. По его прогнозам – в 2 триллиона долларов, и вряд ли он был далек от истины.

Чуть ли не в каждом своем выступлении и интервью Уильям Нордхаус подчеркивает, что экологический фактор сегодня – это результат решений государственных чиновников. Это в их силах повлиять на положение дел. В интервью Нобелевскому сайту Нордхаус сообщил, что люди готовы перестраиваться, они в курсе проблемы – остаются политики, которые от народа в этом вопросе сильно отстают. «Я никогда не использую слово “пессимизм”, всегда говорю “реализм”, но тут я бы сказал, что сегодня у нас “темный реализм”», – добавил он. Нордхаус всегда подчеркивает, что налоги на выбросы в атмосферу – это ключ к снижению парникового эффекта и повышению экономического уровня. Налоги должны идти на разработку технологий для снижения выбросов CO2, а ставка должна быть не 20 евро за тонну, как в том же ЕС сейчас, а 30–40 евро. Нордхаус считает, что все страны должны платить равный налог, и только так можно добиться, чтобы вредных выбросов углекислого газа и других «парниковых» веществ стало меньше. Это заставит глобальную экономику перестроиться – и только так победим.

Комментарии

Статьи по теме

В Израиле ограничивают использование наличных

<p>200</p>

Израиль

Засланный индус

Из-за зависимости от арабских стран Индия всегда держалась с Израилем холодно. Но в последние годы стала закупать у еврейского государства военные и сельскохозяйственные технологии на миллиарды долларов. Мало того – премьер-министр Индии собирается летом впервые посетить Иерусалим. И ни один...

Бизнес

Миллиардер в бегах

Он воплотил американскую мечту, пройдя путь от рядового биржевого брокера до крупнейшего в мире торговца нефтью. А потом стал врагом Америки, десятилетиями водя за нос правосудие, скрываясь от налогов и отправляя вопреки санкциям иранскую нефть в Израиль. Марк Рич из нищей Галиции, ставший...

Израиль

Возвращение в киббуц

Астрономические цены на недвижимость и дороговизна жизни вынуждают молодые семьи перебираться из Тель-Авива и других городов в киббуцы и мошавы. В сельских поселениях зафиксирован резкий рост рождаемости и общее увеличение численности населения, хотя на протяжении предыдущих десятилетий тенденция...

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...