Шаббат в Антарктиде

26.02.2010

Пятница, восьмое января 2010 года. Вечереет, однако солнце светит вовсю — в Антарктиде полярный день. Ну и как прикажете отмечать Шаббат в таких условиях? Здесь, на американской полярной станции «Макмердо», Солнце в последний раз садилось за горизонт в августе, полярный день длится до конца февраля. За исключением коротких переходных периодов, Ледяной континент либо погружен в тьму, либо Солнце сияет круглые сутки.

Незаходящее солнце создает определенные проблемы для сотрудников станции. Например, солнцезащитные очки приходится носить круглые сутки. Но это все пустяки по сравнению с проблемой тех сотрудников, которые соблюдают Шаббат, начало и окончание которого зависят от положения Солнца и звезд. «Одно из предназначений субботних свечей — быть источником света в темноте. Но ведь у нас не бывает темноты до февраля», — рассказывает Дик Хейман.

Дик Хейман организают на станции встречу Шаббата, на которую приходят как евреи, так и неевреи. На станции постоянно находятся 1100 человек, это крупнейший «населенный пункт» на континенте.

64-летний Хейман родился в Нью-Йорке в семье еврейских беженцев из нацистской Германии. На полярной станции он работает инженером по связи, и это его первый сезон в Антарктиде. Хотя он не особенно религиозен, здесь, на полюсе Шаббат напоминает Дику о доме и родных, оставшихся в Колорадо. Хейман основательно готовится к субботе: для членов своей крохотной конгрегации он напечатал молитвенники и собственноручно выпекает халы. Всего на базе работают 20 евреев, но лишь восемь из них участвуют во встрече Шаббата. Большинство слабо разбираются в еврейской традиции, поэтому Хейману приходится постоянно комментировать и объяснять свои действия.

Хейман не первый, кто столкнулся с проблемой определения начала и конца Шаббата во время полярного дня или полярной ночи. Еще в XVIII столетии Виленский гаон постановил, что в подобных сложных случаях следует ориентироваться на иерусалимское время. Однако, по мнению многих раввинов, это правило распространяется только на территории, смежные с Землей Израиля. К Антарктиде же этот закон неприменим.

В подобной неопределенной ситуации, по мнению ряда раввинов, следует полагаться на собственную интуицию. Хейман считает так же: «У евреев ведь никогда не было кого-то типа римского папы. В ряде случаев общины принимали решения самостоятельно».

Хейман принял решение руководствоваться расписанием той еврейской общины, которая географически ближе всех расположена к их станции. Этому условию удовлетворяет община новозеландского города Крайстчерч. Поэтому Хейман и его община приняли решение жить по крайстчерчскому времени (+12 часов GMT). Благодаря этому молитва «Маарив» начинается в середине дня, а не десятью часами позже, как это было бы, если бы община жила по иерусалимскому времени (+2 часа GMT).

Главное для Хеймана — сохранить «дух Шаббата». Важным фактором создания подлинной атмосферы является традиционное меню: на столе появляются хала, кошерное вино, фаршированная рыба, картофельные оладьи-латкес и жареная курица.

Хейман не знает, проводятся ли подобные субботние службы на других станциях. Однако он надеется, что его Шаббаты завоюют более широкую популярность: «Я уверен в одном — в Антарктиде гораздо больше евреев, чем эти восемь, которые приходят к нам».

Николай Лебедев