Лицензия на ликвидацию

15.07.2015

Тринадцать лет споров и санкций и почти три недели ожесточенных переговоров завершились вчера соглашением между Ираном и шестеркой ведущих мировых держав, достигнутым в Вене. Иран в обмен на снятие санкций в энергетической и финансовой сферах пообещал, что его ядерная программа будет носить исключительно мирный характер. В Европе и США иранскую сделку назвали «надеждой для всего мира», однако в Израиле твердо уверены, что это лицензия на ликвидацию еврейского государства.

Можно представить себе, что чувствовали семь министров иностранных дел, просидевшие безвылазно 19 дней и ночей вместе со своими помощниками и штабами в венской гостинице Palais Coburg. И все эти 19 суток – 456 часов ожесточенных переговоров, градус кипения которых постоянно доходил не только до криков и угроз, но и до швыряния сторонами канцелярских принадлежностей друг в друга. Всё, что хотели европейские и американские представители на переговорах – чтобы этот бесконечный кошмар наконец закончился. Можно сказать, что иранская делегация взяла шестерку переговорщиков измором.

Журналисты тем временем сметали рамки металлоискателей, прорываясь на ставшие ежедневными «выходы к прессе», в ходе которых переговорщики рапортовали об очередном «достигнутом прогрессе». И через час после которых источники из МИДа той или иной страны сливали в СМИ информацию о «неопределимых трудностях на переговорах». Ждали журналисты и в этот раз. Впрочем, наученные горьким опытом не столько заключения соглашения, сколько очередного переноса сроков. За 13 лет санкций и конфронтации таких переговоров были десятки, если не сотни. Правда, ни одни из них не длились так долго. У многих наблюдателей создалось впечатление, что западные дипломаты в принципе готовы пойти на любые условия со стороны Ирана, лишь бы завершить затянувшееся «венское сидение».

На это и рассчитывал Иран и в результате сохранил за собой право на обогащение урана, правда, исключительно в мирных целях. Тем не менее Иран обязался снизить количество имеющихся в его распоряжении центрифуг с 19 тысяч до 6104, а обогащение урана проводить только на заводе в Натанзе на центрифугах первого поколения. А также пообещал снизить уровень обогащения урана на своих ядерных объектах до 3,67%. Завод в Фордо будет преобразован в технологический центр, завод в Араке также будет перестроен и не сможет выпускать оружейный плутоний. Кроме того, инспекторы Международного агентства по ядерной энергетике (МАГАТЭ), число которых вырастет до 150 человек, смогут ежедневно посещать объекты по обогащению урана в Натанзе и Фордо и не менее раза в месяц – в Араке. А всё отработанное ядерное топливо будет вывозиться в другие страны.

Взамен страну опять включают в мировую экономическую систему. Прежде всего, снимаются санкции, запрещающие экспорт иранской нефти и газа.

Также с Ирана снимаются санкции в финансовой сфере, и страна снова получит доступ к мировой платежной системе SWIFT и сможет осуществлять все необходимые банковские и страховые операции. Ожидается, что отмена санкций принесет стране десятки миллиардов долларов. Сейчас экономика Ирана находится в плачевном состоянии, так как санкции оказали разрушительное воздействие на банковский, топливно-энергетический сектор, торговлю и практически все остальные отрасли. В результате – ВВП страны упал, неоднократно девальвировалась национальная валюта, высокий уровень инфляции и бегство даже тех редких иностранных инвесторов, которые работали в Иране, несмотря на санкции. Экономические санкции действуют по одному закону – что в Иране, что в России. Сейчас власти Ирана заявляют, что намерены вдвое нарастить уровень добычи нефти с нынешних 169,2 млн т в год, а также в разы увеличить экспорт нефти и газа в Европу.

Естественно, усиление присутствия Ирана на нефтегазовом рынке совсем не на руку России, хотя она в течение многих лет убеждала мировое сообщество отменить санкции против Ирана, выступая своеобразным адвокатом Тегерана. И вряд ли надвигающуюся очередную коррекцию нефтяных цен, вызванную выходом на этот рынок нового игрока, и следующее за этим снижение доходов российского бюджета удастся компенсировать за счет продажи Ирану новых С-300 и другого оружия. Так как в ходе переговоров Иран не смог добиться отмены оружейного эмбарго: оно будет действовать еще пять лет. Правда, именно Россия, скорее всего, будет забирать отработанное Ираном ядерное топливо. Однако итоги венского сидения вряд ли можно назвать выгодными для России с финансовой точки зрения. Скорее, с политической: у России появится возможность определенного влияния на иранскую ядерную программу.

Ожидается, что полная отмена санкций должна произойти в начале будущего года. Частично некоторые из них снимаются уже сейчас, другие – в октябре. С Ирана также частично снимается запрет на экспорт оружия, что позволит Тегерану продавать его своим союзникам на Ближнем Востоке. А вновь появившиеся финансовые возможности – оказывать более активную поддержку «Хизбалле» и другим шиитским группировкам в Ливане, Ираке, Йемене и Газе.

Для президента США Барака Обамы достижение соглашения с Тегераном стало своего рода «священной коровой», красивым жестом, позволяющим под конец второго срока укрепить свой имидж президента-миротворца и попытаться таким уйти в историю. Для европейских политиков соглашение с Ираном – это ключ к альтернативному источнику нефти и газа на жесткой конфронтации с Россией. Для самой же России участие в таких переговорах – это подтверждение статуса великой державы.

Израиль же счел соглашение капитуляцией Запада перед Ираном. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху назвал его «ошибкой исторического масштаба», которая «позволит Ирану продолжить агрессию в регионе». В ночь, предшествующую заключению соглашения, Нетаньяху даже открыл официальный аккаунт в Twitter на языке фарси, в котором разместил следующее сообщение: «Продолжая шоу компромиссов в отношении Ирана, ему создают условия для получения атомного оружия и для пополнения финансовых запасов, которые будут использованы для терроризма и интервенций».

Министр обороны Моше Яалон уверен, что после вступления соглашения в силу Иран всё равно не закроет все свои испытательные полигоны, а проконтролировать уничтожение 13 тысяч центрифуг международным наблюдателям не под силу. И добавил, что Израиль должен быть готов защищать себя в одиночку. Замглавы израильского МИДа г-жа Ципи Хотовели заявила, что произошла «историческая капитуляция Запада перед Ираном и его “осью зла”», а министр культуры г-жа Мири Регев сказала, что Ирану фактически выдана лицензия на уничтожение Израиля.

С жесткой критикой иранской сделки выступили не только представители правящей коалиции, но и оппозиционные израильские политики. Хоть в этом они едины. Ципи Ливни из «Сионистского лагеря» уверена, что соглашение создает только дополнительные риски и проблемы для всего ближневосточного региона. Бывший министр иностранных дел и глава партии НДИ Авигдор Либерман заявил, что сегодня «черный день для всего свободного мира» и сравнил заключенное соглашение с Мюнхенским сговором 1938 года.

Сделка с Ираном стала для Израиля, несомненно, ударом. Правда, далеко не неожиданным и не фатальным. До отмены санкций на практике соглашение должно еще получить формальное одобрение американского Конгресса, властей ЕС и Совета безопасности ООН. В августе представительная делегация членов обеих палат Конгресса прибудет в Израиль, и вероятно, израильский политический истеблишмент попытается убедить их в пагубности сделки. Но в удачу такой попытки верится с трудом, тем более что лоббисты, представляющие интересы крупных международных корпораций, будут тянуть одеяло в другую сторону в надежде получить прибыль от отмены санкций против Ирана и выхода на рынок этой страны.

Между тем, израильские СМИ еще в конце июня сообщили, что начальник генштаба ЦАХАЛа генерал-лейтенант Гади Айзенкот распорядился создать специальную рабочую группу для подготовки к возможному военному удару по Ирану, если такая необходимость возникнет.


Татьяна Володина