Раввин по имени Солнце

26.09.2018

Он благословил Васко да Гаму на первый вояж в Индию и спас Христофора Колумба от голодной смерти. Но грандиозные заслуги не спасли его самого – еврея-астронома позорно изгнали из Испании и Португалии. Чудом уцелев в плену у тунисских пиратов, Авраам Закуто всё равно умер, но – как и мечтал – по пути в Иерусалим.

Авраам Бен Шмуэль Закуто появился на свет в кастильском городе Саламанка 12 августа 1452 года – а может, где-то на два года раньше. Во времена его молодости Испания была сравнительно спокойной для евреев страной, но к концу века все резко изменилось. В 1492 году правители этих земель – Фердинанд II Арагонский и Изабелла I Кастильская – подписали жестокий Гранадский эдикт, по которому всем евреям надлежало за три месяца либо креститься, либо выехать. В противном случае они лишались всех прав, а это грозило не только нищетой, но и смертью: ограбить или убить их безнаказанно мог каждый. Часть евреев номинально приняли христианство и стали марранами, а часть – около 100 тысяч – эмигрировали. Среди последних был и уважаемый ученый Авраам Закуто.

В молодости Закуто изучил астрономию в Саламанском университете – одном из четырех старейших учебных заведений в Европе. Потом там же начал астрономию преподавать. Знания Авраама были настолько глубокими, что его постоянно приглашали читать лекции в другие испанские университеты – Сарагосы и Картахены. Он не отказывался. В 1473 году Закуто по просьбе епископа Саламанки Гонзало де Виверо – своего покровителя и большого почитателя астрономии – составил сложные астрономические таблицы. Они помогали вычислять координаты небесных объектов и были удобными для мореплавателей. Труд был на иврите, но ученик Закуто Иосиф Вецинго перевел его на латынь, назвав Almanaque Perpetuum. Правда, издал он работу только в 1496 году. За это время Закуто успел выпустить другой труд – и прославиться.

В 1478 году в печать вышла обстоятельная работа Закуто, составленная им на основе предыдущей – астролого-астрономический справочник Ha-Hibbur ha-gadol, «Большое сочинение», с 50 дополненными таблицами и их пояснениями. На кастильский их перевел декан факультета астрономии Саламанского университета с помощью самого Закуто. В таблицах на несколько лет вперед были точно расписаны положения Солнца, Луны и в принципе всех планет Солнечной системы на небе, кроме неизвестных тогда еще Урана и Нептуна. В эпоху великих географических открытий без такой информационной поддержки морякам было не обойтись.

Кроме астрономии Авраам Бен Шмуэль занимался лексикографией, историей и медицинской астрологией, а также исполнял обязанности раввина – еврейскому закону его обучил отец и ребе Ицхак Абоав II в иешиве города Толедо. Если бы Закуто не был набожным соблюдающим иудеем, то вполне возможно, что в том злополучном 1492 году он бы купил спокойствие за крещение – стал бы марраном и тайно продолжал чтить субботу и читать Тору в перерывах между лекциями и составлением новых таблиц. Но как бы его ни уговаривал епископ Саламанки, такая сделка с совестью показалась Закуто неоправданно дорогой. Из враждебной Испании астроном перебрался в тогда ещё дружескую евреям Португалию.

В Лиссабоне именитого Закуто сразу пригласил к себе придворным астрономом и летописцем король Жуан II. Португалия тогда горела идеей расширения своих территорий и богатств за счет новых земель, и Закуто должен был ей в этом помочь. Так и вышло. Он поддержал Васко да Гаму в его планах обогнуть Африку, чтобы доплыть до Индии. И это, как мы помним, с учетом, что прежде изведанного и подтвержденного морского пути в эти земли не существовало. Астроном даже рассчитал для путешественника склонение Солнца на ближайшие четыре года. Кроме того, еще раньше он усовершенствовал астролябию – вместо деревянной она стала латунной, точной и надежной для использования в море.

При монаршем дворе было сытно и спокойно, пока на престол не взошел Мануэл I. Он собирался жениться на дочери гонителей евреев Изабеллы и Фердинанда – конечно же, одним из условий брака было выгнать иудеев с территории Португалии. Для придворных иудеев, желающих остаться в вере, исключение никто не делал. Астроном приготовил все для да Гама, но в путь его не проводил. Когда 8 июля 1497 года корабли мореплавателя отправились в Индию, иудеев в Португалии уже не было – все они покинули страну еще в марте.

Теперь Авраам Бен Шмуэль отправился в Тунис. Вместе с сыном Шмуэлем он дважды попал в плен к пиратам, но отца с сыном выкупили евреи тунисской общины. В новой стране Закуто продолжил заниматься астрономией – время от времени он публиковал новые работы по теме, но главный его труд того времени касался истории. В 1504 году в Тунисе Закуто выпустил «Книгу родословных» – Sefer ha-Yuasin, – где описал жизнь еврейского народа с момента сотворения мира и до 1500 года. В книге он сделал много отсылок к книгам еврейских мудрецов и пересказов с чужих слов, а события – даже своего времени – описывал без особой полноты. «Летопись Закуто была детищем старчества и несчастий; он писал ее дрожащей рукой и с боязнью перед ближайшим будущим», – отмечал Генрих Грец, автор многотомного труда «История евреев с древних веков до настоящего времени». Главной заслугой летописи Закуто стала не точность, а способность вдохновить еврейские общины на исследование корней. Это исследование не уставали переиздавать – в 1566-м оно вышло в Константинополе, в 1581 году – в Кракове, в 1717 году – в Амстердаме. Еще через 150 лет книгу издали в Кенигсберге, Лондоне и Львове.

Пока сам Закуто обживался в Старом мире, его таблицы неизменно помогали открывать Новый. В 1504 году они спасли жизнь Христофору Колумбу и его команде во время четвертой экспедиции – но не в борьбе с морем, а в конфликте с туземцами Ямайки. Когда корабли Колумба сели на мель у берегов этого острова, местные жители сначала поддерживали моряков, но потом отказались давать команде провиант. Тогда Христофор, вооружившись таблицами Закуто, припугнул их гневом бога: если они не пойдут мореплавателям навстречу, у них отберут Луну. Колумб был полностью уверен в победе – по расчетам, на 29 февраля 1504 года на Европу, Африку и часть Азии как раз пришлось полное лунное затмение, в результате которого Луна должна была стать красной. Увидев «Луну, пылающую гневом», туземцы онемели от ужаса, попросили пощады и – естественно, прощенные – накормили команду Колумба. По некоторым источникам, впрочем, Колумб «предсказал» затмение не по картам Закуто, а по «Эфемеридам» немецкого астронома Региомонтана. Впрочем, ничего не мешало ему вооружиться двумя источниками.

Когда в Тунис вторглись испанцы, Закуто перебрался в Оттоманскую империю и умер через два десятилетия. Говорят, великий астроном ушёл из жизни во время паломничества в Иерусалим на Песах в 1515 году –скорее всего, его похоронили неподалеку от великого города, как он и хотел. Точного места его погребения, как и точной даты, никто не знает. Есть предположения, что в Иерусалиме Закуто только бывал, а вот умер все-таки в Дамаске – в 1520 или 1522 году.

Память о Закуто при этом пронесли поколения. Через 300 лет после его смерти Португалия приняла конституцию, которая признавала свободу вероисповедания, и одной из старейших и чудом сохранившихся синагог Португалии в городе Томар было присвоено имя великого астронома. По легенде, эту синагогу построили еще в XV веке по поручению Энрике Мореплавателя в подарок евреям за финансирование его морских экспедиций за полвека до позорных изгнаний иудеев. Еще в честь Авраама Закуто назвали кратер Загут на Луне – он соседствует с кратером Рабби Леви, названным в честь Герсонида, другого раввина и астронома, жившего во Франции за два столетия до Закуто.

Комментарии

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...