Сирота парижская

03.12.2019

Бедная мать из Одессы отдала её на воспитание богатому дядюшке в Петербург. Это помогло Соне Делоне вырваться в Париж, подружиться с Пикассо, шить костюмы для Дягилева и стать первой женщиной, чьи картины выставили в Лувре.

Соня Делоне принадлежит к узкому кругу художников, кому удалось полностью реализовать себя при жизни. Она оказала серьёзное влияние на развитие абстракционизма, дизайна интерьеров, моды, текстильных принтов. Ее творчество остаётся актуальным до сих пор: в 2014 году выставка ее работ открылась в Музее современного искусства в Париже, на следующий год – в лондонском Tate Modern, в 2016-м – в центре Галуста Гюльбенкяна в Лиссабоне и ещё через год – в музее Тиссена-Борнемисы в Мадриде.

Соня родилась на Украине, выросла в Санкт-Петербурге, но великой леди абстракционизма стала в Париже. Франции она оставила 117 работ – своих и мужа. Ещё при жизни она стала первой женщиной среди художников, чьи произведения экспонировались в Лувре. В свои 90 лет Соня Делоне получила орден Почётного легиона.

В интервью она крайне неохотно рассказывала о русской части своей жизни и еврейском происхождении – даже муж с сыном знали не много. На свет появилась то ли в Градижске, то ли в Одессе в 1885 году в многодетной семье. Настоящее имя – Соня Штерн. Отец работал на заводе по производству гвоздей, а мать была домохозяйкой, очень недовольной своей жизнью – в дневниках дочь называла её «нытиком». Именно мать приняла решение отдать Соню на воспитание в семью своего родного, бездетного и очень обеспеченного брата Генриха Терка.

В пять лет она переехала в богатый дом родственника в Санкт-Петербурге по адресу: Басков переулок, 12. Дом, кстати, как сказали бы в Одессе, «мазовый»: спустя чуть больше полувека из подъезда этого же дома выходил в школу маленький Володя Путин. Генрих Терк был процветающим адвокатом, депутатом правления Учётного и ссудного банка в Петербурге. Впоследствии он возглавлял правление разных промышленных предприятий: Богатовского сахарного завода, Ириновско-Шлиссельбургского промышленного общества, Сергинско-Уфалейских горных заводов и акционерного общества Финляндского лёгкого пароходства. Наконец, он был членом правления издательства «Брокгауз и Ефрон». При этом пишут, что состоянием Генрих был обязан своей супруге Анне Зак – племяннице банкира и филантропа Абрама Зака, водившего дружбу с Антоном Рубинштейном и Саввой Мамонтовым.

Годы, проведённые в доме Генриха Терка и его жены, отображены в воспоминаниях Сони Делоне изящным калейдоскопом званых обедов в петербургском особняке, впечатлений от Гоголя, Бодлера и Спинозы, отчетов о музеях, посещенных в путешествиях по европейским столицам. Она получила хорошее домашнее образование, а после училась в гимназии, где и были обнаружены её художественные способности. В 1903-м приемные родители разрешили ей поехать в Карлсруэ в Германию, чтобы начать посещать Художественную академию. Через два года там у неё в руках оказалась книга «Моне и его круг» – и Соня поняла, что обязана попасть в этот круг всеми средствами. И для начала – переехать в Париж.

В парижскую академию La Palette она поступила в 1905 году. Обучение не впечатлило студентку – зато она скоро сошлась с художниками-фовистами, увлеклась Гогеном, Ван Гогом и Сера. Анна Зак к тому времени в письмах стала настаивать на возвращении Сони – мол, замуж пора выходить. Ехать в Россию не хотелось совсем, и через некоторое время в ответ на призывы она выслала приёмным родителям приглашение на свадьбу.

Бракосочетание произошло в Лондоне в декабре 1908 года. Невестой была подданная Российской империи художница Соня Терк, а женихом – гражданин Германской империи немецкий писатель Вильгельм Удэ. Вильгельм не только писал, но и увлекался искусством – ему принадлежала художественная галерея на Монмартре в Париже. И это, кстати, он открыл Пабло Пикассо. Брак был по расчёту с обеих сторон. Соня намеревалась избавиться от родительской опеки, Вильгельм рассчитывал, что сплетники наконец оставят в покое его сексуальную ориентацию – на свадьбе среди гостей восседал любовник жениха.

Приемные родители первый брак Сони не одобрили и прекратили поддерживать дочь материально. Впрочем, уже в 1910 году Соня развелась с Удэ, чтобы сочетаться браком с молодым художником Робером Делоне – и снова стала получать чеки из России. На следующий год Анна Зак умерла. Соня не приехала на похороны, хотя погребена Анна была не так далеко от Парижа – в немецком Гейдельберге. О последних днях приёмного отца неизвестно вообще ничего, один из биографов Сони указывал датой его смерти 1917 год. С этого времени Соня обеспечивала себя сама – и это было совсем непросто для женщины, привыкшей к роскоши.

Соню и Робера Делоне все считали счастливой парой, хотя в первую очередь это был творческий союз. Вильгельм Удэ поддерживал с ними тёплые отношения и скупал картины обоих. Так они оказались в центре творческой жизни Парижа, но в 1914 году решили переехать в Мадрид. В апреле 1916-го на приёме у испанского короля Альфонсо XIII Соня познакомилась с Сергеем Дягилевым. Уже в следующем году она сделала эскизы для костюма Клеопатры из одноименного балета Михаила Фокина. Клеопатру играла ещё одна «девочка-скандал» тех времён – Ида Рубинштейн. «Клеопатра» сделала Соню ещё и театральным художником.

Текстильные фактуры и вышивка оказались для Сони столь же родными изобразительными инструментами, как холст и масло. Она не писала идеи кубизма, она вышивала их на тканях. С 1909 года в музее Помпиду хранится вышивка Сони Делоне, ставшая в своё время сенсацией в мире моды и текстиля. Её знаменитое лоскутное одеяло – ещё один вызов привычному вкусу – до сих пор хранится там же. Никому из представителей русской аристократии тогда не пришло бы в голову приобретать себе что бы то ни было, исполненное в крестьянской технике. Свою работу она выполнила из тончайших лоскутов шёлковых тканей, а сшила её для их с Робером сына Шарля. Людям её круга произведение показалось настолько вызывающим, что историки моды до сих пор оправдываются за Соню – дескать, не нужда её толкнула к лоскутному одеялу, а исключительно поиск новых фактур. Это был кубизм в текстиле, Робер Делоне после выполнил несколько картин на тему всё того же одеяла.

В итоге Соня и Робер Делоне обнаружили огромный творческий потенциал в сочетании геометрических фигур и контрастных цветов. Он сосредоточился на живописи, она – на прикладном искусстве, благо и то, и другое было очень востребовано. На своих тканях Соня раскидывала не только геометрию и цвет, был период, когда она вышивала стихи – в том числе Маяковского. И это простое решение в начале XX века выглядело сенсацией. Продолжением дерзкого одеяла в Сонином творчестве стало симультанное платье. Она явилась в нём на одну из пышных вечеринок парижской творческой богемы. Никакого авангарда в смысле кроя – его фишкой опять были собранные воедино куски дорогих тканей. Французский поэт Блез Сандрар посвятил стихи удивительному платью, и тогдашний его фурор вполне можно сравнить с нарядом Леди Гаги из кусков мяса в начале 2000-х.

Simultane – такая торговая марка была зарегистрирована Соней во Франции и Америке, под неё в Париже был открыт бутик, торговавший платьями, пальто, шляпами и шарфами с яркими геометрическими узорами. Сотрудничество с Парижской всемирной выставкой, международными брендами, текстильные принты, которые до сих пор считаются элитарными и повторяются в модных коллекциях – это всё, безусловно, было достижением Сони Делоне.

Кураторы современных выставок отчаянно настаивают, что Соня – selfmade. Соня и сама не уставала это повторять, но время, история и сотни тысяч менее удачливых художников показывают, насколько мнимая и драматичная штука эта самостоятельность. Кто бы знал имя Сони Делоне, если бы в пятилетнем возрасте девочка не вытянула свой счастливый билет в богатую семью дядюшки. И при этом кто может все-таки назвать её по-настоящему счастливой, если за свою блестящую стартовую площадку она заплатила разлукой с настоящими родителями. Возможно, эту тоску она впоследствии и инкрустировала красивой творческой жизнью.

Комментарии