Великое заступничество

11.03.2003

Король Борис III и Гитлер Ешуа Алмалех один из 48 000 болгарских евреев, которые были спасены во время Холокоста. Он является одним из основателей болгарской ежедневной газеты “Народная молодежь” и “Старт”. Когда он вспоминает дни 1943 года, его глаза наполняются слезами.

Как Вам удалось избежать нацистских концлагерей?

Эти дни совпали с моим 19-м днем рождения. Я тогда заканчивал французский колледж в Пловдиве. Я помню эти дни так, как будто они происходят сейчас. Митрополит Кирилл, который впоследствии стал патриархом, пришел в еврейскую школу и сказал нам: “Мы не допустим подобного кощунства. Вы пойдете не на станцию, а в церковь”.

Я родился в Стара-Загоре, где было всего 30 еврейских семей. У моего отца, которого в городе все хорошо знали, были друзья, которые работали на железнодорожной станции. Они сообщили ему, что выбрали самый хороший грузовой вагон для нас, для 55 человек. Первая отправка, назначенная комиссаром по еврейскому вопросу и подтвержденная правительством, должна была состоять из 20 000 евреев. 11 434 евреев из Македонии, Пиренейского полуострова и области близ Эгейского моря были уже “укомплектованы”, но их было недостаточно, и около 8-9 тысяч болгарских евреев должны были присоединиться к ним. Я тоже состоял в этом списке.



В те дни у нас не было никаких прав, мы не могли ни работать, ни учиться. Как бы то ни было, мы хранили тепло Болгарии в своих сердцах, потому что наши болгарские друзья помогали нам всеми путями. Произошел удивительный случай со священным синодом – в течение 4-х лет, начиная с 1940 года, каждый раз, когда созывался священный синод, его члены обсуждали, какие меры должны быть приняты для того, чтобы спасти болгарских евреев. За несколько часов до того, как нас должны были посадить в вагоны, поступило постановление о том, что депортация отменена, и каждый может возвратиться домой.

Вы знали, куда Вас должны были отправить?

Нет. Мы тогда ничего точно не знали, у меня было неясное подозрение. Когда я был учеником французского колледжа в Софии, моя учительница подошла ко мне и сказала: “Тебе всего 19 лет. Почему ты должен умереть?” Когда я спросил, что она имела в виду, она объяснила, что поступила информация о том, что всех евреев должны депортировать в концлагеря, где нет спасения. Она сказал: “Скажи своему отцу, чтобы он разрешил тебе остаться здесь. Мы о тебе позаботимся. Но надо выполнить одно условие, ты должен сменить веру”. По общему мнению, евреи, отрекшиеся от иудаизма, могли избежать депортации. Но правда состояла в том, что правительство издало указ, что евреи, принявшие другую веру после 1 января 1942 года, не могут быть признаны.



Что произошло после того, как была отменена депортация в концлагеря?

Все евреи переехали из Софии. После того, как я окончил школу, я вернулся в родной город Стара-Загору и видел, как сотни еврейских семей возвращаются из Софии. Менее чем через месяц, эти семьи вместе с нами из Стара-Загоры и Казанлука были отправлены в маленькие города в Северную Болгарию. Евреи из Кьюстендила (Kyustendil), которые, как планировалось, должны были составить основную массу для депортации в концлагеря, тоже переехали.

Куда Вы переехали?

Нашу семью отправили в Луковит, я люблю это место, как свою вторую родину. Луковит – маленькое село. Возможно, местные жители раньше и слышали слово “еврей”, но увидели их воочию в первый раз. Им наверно было интересно, что же мы из себя представляем. Вы даже не можете себе представить отношение этих людей к нам. Такое хорошее отношение болгарского народа в такие трудные времена! Они нас прятали, помогали нам продуктами, предоставляли нам работу…

Что для Вас значит День памяти Холокоста?

Это великий день! Все болгарские евреи, которые в 1948 году переехали в Израиль, любят Болгарию больше. 4 или 5 тысяч евреев осталось в Болгарии. Остальная часть — 45 000 — иммигрировали в Израиль. Мои родители похоронены на Святой земле, а единственная сестра тоже живет там. Я бывал там, около 20 раз, и каждый раз, когда я прилетаю в Израиль, мы собираемся со старыми друзьями и поем болгарские песни. Они напевают болгарские песни и плачут… Они часто приезжают в Болгарию, для них эта страна драгоценна...

Марк Левин