Шнеур Залман из Ляд

11.12.2014

В конце XVIIIначале XIX века хасидизм быстро развивался как движение и приобретал все больший вес. Руководствуясь девизом «Б-гу нужно твое сердце», хасидское течение становилось символом пробуждения народа к Торе и возвращало обывателям радостное ощущение причастности к еврейству. Еврейские крестьяне, торговцы, чернорабочие и ремесленники вновь получили возможность наслаждаться теплом, излучаемым наполненной Торой вселенной, из которой они были исторгнуты по причине собственной темноты. Религия перестала быть для них «потерянным раем», они с радостью постигали свет и глубины Торы, воспринимая священное знание на эмоциональном уровне, как его передавали хасиды.

Одним из величайших представителей той эпохи является рабби Шнеур Залман из Ляд, впоследствии именуемый Рав (Раввин, Учитель). Этот праведный человек стал основателем хасидского движения ХАБАД, которому было суждено превратиться в самую сильную и наиболее динамично развивающуюся ветвь хасидизма.


РОДОСЛОВНАЯ

Зародившись в Литве в 5522 году от сотворения мира (1773 год по светскому летоисчислению), течение ХАБАД быстро распространилось за пределы этого центра еврейской жизни. Сторонников и последователей Рава появлялось по всему миру все больше и больше.

Рабби Шнеур Залман был прямым потомком Махарала из Праги. Его прапрадед жил в деревне Позен. Затем семья стала перемещаться в восточном направлении, скитаясь по Галиции и Польше, и в итоге осела в Витебске, в то время процветающем центре изучения Торы и Талмуда.

Там и родился Борух, отец рабби Шнеура Залмана. Его воспитали в духе традиции и веры. Позже он переехал в местечко Лиозно, находившееся неподалеку от Любавичей и прославившееся как место постоянного обитания потомков Рава.

Здесь родился и получил начальное образование Шнеур Залман. С самых юных лет он поражал окружающих необыкновенной эрудицией, трудолюбием и религиозным рвением.

ОБРАЗОВАНИЕ

Чтобы продолжить образование сына, рабби Борух отвел его к знаменитому учителю того времени рабби Иссахару Беру Кобыльнику, жившему в Любавичах. Благодаря учению рабби Иссахара Бера юному ученику удалось познать всю глубину «моря» Талмуда. Познакомился он и с Каббалой, эзотерической стороной мудрости Торы.

В свободное время жаждущий учиться мальчик продолжал приумножать свои знания, изучая науки и математику. Вскоре учитель пригласил к себе рабби Боруха и сказал счастливому отцу своего ученика: «Мне больше нечему учить вашего сына. Он превзошел меня».

Тогда рабби Борух отвез Шнеура Залмана в Витебск. Двенадцатилетний мальчик сразу же завоевал признание и славу гения, а величайшие мудрецы города приняли его как равного.

НУЖЕН СВОЙ ПУТЬ

По прошествии некоторого времени один богач избрал Шнеура Залмана своим зятем и во всем содействовал тому, чтобы тот мог посвятить все свое внимание изучению Торы.

Несмотря на обретенные знания, молодой человек ощущал острую нехватку самостоятельного религиозного опыта, который невозможно приобрести на школьной скамье или в одиночестве рабочего кабинета. Двадцатилетним он с согласия жены покинул дом и семью и по зову души вступил на путь самосовершенствования.

Его одинаково привлекали два ведущих центра еврейского образования: Вильно (Вильнюс), центр изучения Талмуда и вотчина противников молодого, но быстро развивающегося хасидизма, и Межерич, где жил и работал Великий Магид, глава хасидов, преемник рабби Исраэля Баал Шем Това.

С самого начала рабби Шнеур Залман осознал, что в суровой рационалистической атмосфере Вильно, в условиях аскетизма городских мудрецов и их лидера Гаона, рабби Элиягу (ГРО), он не сможет отыскать того, что ищет. Будучи уже признанным знатоком Торы, рабби Шнеур Залман почувствовал, что нуждается не в изучении Талмуда, а в духовном руководстве в деле служения Б-гу («авода» или «авойдо»). Поэтому он решил отправиться в Межерич, откуда исходил зов нового мира. Как говаривали, то был мир, учивший людей молиться.

Молодой Шнеур Залман оказался на распутье: одна дорога вела в Вильно, центр изучения Талмуда, другая — в Межерич, центр хасидского течения.

«В Вильно я научусть постигать мудрость Талмуда. В Межериче — молиться так, чтобы молитва пронзала небеса. — подумал рабби Шнеур Залман. — Учиться я умею, а вот молиться...»

ПУТЬ К СЕБЕ

Полный надежд и ожиданий и без гроша в кармане, он отправился в длительное путешествие. В пути приходилось зарабатывать деньги, чтобы иметь возможность передвигаться дальше, поэтому мудрец Торы принимался за любую предлагаемую работу — рубил лес, работал в поле. Тем не менее большую часть пути до Межерича ему пришлось пройти пешком.

Первым впечатлением рабби Шнеура Залмана от внутреннего круга учеников, собравшихся вокруг Довбера, Межеричского магида, было разочарование. Он уже был готов покинуть это место и зашел к Магиду попрощаться. Рабби Довбер погрузил свой взор в бездну души Шнеура Залмана, исследуя и оценивая все ее проявления и качества. Через несколько минут он не только поведал о том, что увидел в душе молодого человека, но и, не спрашивая ни о чем, дал ему простые, но убедительные ответы на некоторые «проверочные» вопросы, которые юный мудрец приготовил, чтобы убедиться в том, достоин ли мастер своего звания. Пораженный, рабби Шнеур Залман стал умолять принять его во внутренний круг учеников.

По мере постижения и осознания ежедневных лекций Магида, посвященных учению Баал Шем Това, перед жаждущим учеником из Лиозно разворачивался новый мир. В окружении великих раввинов (каковыми в действительности оказались ученики Магида) он тщательно исследовал область священных связей, которые объединяют Б-га, еврейский народ, Тору и весь мир в одну нерушимую систему универсального масштаба.

Когда вернулся рабби Шнеур Залман из Межерича, спросили его, чему он там научился.

— Много тайн Торы было открыто мне, но об этом я не стану говорить. Главное, чему я там научился, — любить «простых» евреев.

Аават Исраэль (любовь к евреям) — что это? Это значит любить каждого еврея, всех в равной мере, ученых и невежественных, любить как братьев, относиться к ним с трепетом, как к свитку Торы.

Авраам, праотец наш, научил евреев любви ко Всевышнему, а Магид — любви к ближнему. Авраам, праотец наш, сформулировал четыреста законов о запрете служения идолам, а Магид — четыреста правил любви к евреям.

Младший сын рабби Довбера, Авраам, которого по причине его безгрешного поведения называли не иначе как Авром дер малох (Авраам-ангел), был его проводником в высшую сферу мудрости и знания. В свою очередь, Шнеур Залман преподавал ему Галаху — основную часть талмудической и раввинской литературы, касающейся еврейского закона.

Так юный Рав постиг основы хасидизма и удовлетворил чаяния своей души. Поиски, заставившие его покинуть дом и семью, увенчались успехом. Он не жалел, что предпочел Межерич Вильно.

ЗАКОНОДАТЕЛЬ

Сначала признанные последователи Магида не придавали фигуре рабби Шнеура Залмана особенного значения, пока однажды рабби Довбер не раскрыл, в чем заключается необычайная особенность Рава. Он назвал его «светом Израиля» и настоятельно просил 25-летнего рабби переписать свод еврейского закона «Шулхан Арух», включив в него все последние решения.

Около двух столетий минуло с тех пор, как раввин Йосеф Каро опубликовал свой труд под названием «Шулхан Арух», за это время поколения еврейских кодификаторов и комментаторов, называемых ахроним, добавляли и истолковывали то, что должно было стать последним словом в обсуждении еврейского закона.

Рабби Шнеур Залман должным образом изучил все набравшиеся за двести лет комментарии «Шулхан Аруха» и, внимательно все отредактировав, полностью представил собранный в доступной форме свод еврейского закона. Хотя задача была чрезвычайно сложной, она была решена столь мастерски, что по сей день хасидский мир и ученые мужи других течений иудаизма признают в нем истинно великого мудреца своего времени.

ДЕЛЕНИЕ И МИССИЯ

19 кислева 5533 (1772) года рабби Довбер умер, и каждый из его учеников взял на себя задачу распространения и внедрения хасидизма в своем городе и своей стране.

Рабби Шнеуру Залману предстояла сложная миссия — захватить крепость под названием митнагдим — так именовали противников распространения хасидизма в Литве, врагов хасидской идеологии и образа жизни. Поначалу он боролся с ними при помощи рабби Менахема Мендла из Витебска, а когда тот уехал в Эрец-Исраэль, продолжил выполнять свою миссию самостоятельно.

Однажды рабби Шнеур Залман сказал ученикам: «У каждой души своя миссия в этом мире. У каждого человека — своя заповедь. В Талмуде высказывается позиция: “К какой заповеди твой отец относился с наибольшем вниманием?” Поскольку речь идет о мудрецах, исполнявших все заповеди, вопрос принимает иное значение. Значит, кроме того, что все мы обязаны соблюдать всю Тору, есть у каждого своя заповедь. У каждого — свой путь, свои “врата ко Всевышнему”».

Надо сказать, что в оппозицию входили и некоторые прославленные ученые и раввины того времени. Однако рабби Шнеур Залман был вполне подготовлен сразиться с ними на их же территории.

Все его попытки встретиться с Виленским гаоном, вождем «противников», всячески пресекались. Тем не менее он продолжал свою работу с неослабевающим рвением. И успехи этой деятельности удивляли как его друзей, так и его оппонентов.

О МАТЕРИАЛЬНОМ

Рабби Шнеур Залман вовсе не был оторванным от реальности мечтателем. Он был истинным лидером, реагировавшим на материальные нужды своего народа не менее чутко и живо, чем на недостаток духовности. Описание огромной работы, которую он проделал ради улучшения материального благосостояния своих братьев, заслуживает отдельной главы. Потому мы лишь вкратце упомянем о некоторых из его достойных уважения поступков.

Сразу после своей свадьбы он затеял кампанию, целью которой было убедить как можно больше евреев поселиться в сельской местности и заняться сельским хозяйством. Для достижения этой цели он употребил весь свой талант и силы.

Приблизительно с 5532 (1772) года рабби Шнеур Залман убеждал живущих на польско-российской границе евреев переехать на восток, вглубь Российской империи, где экономические возможности казались более благоприятными.

Рабби Шнеур Залман активно занимался привлечением средств для поддержки недавно образованных хасидских общин в Эрец-Исраэль.

Когда в 5568 (1808) году вышел указ, в соответствии с которым евреи изгонялись из сельской местности, что лишало тысячи еврейских семей средств к существованию, рабби Шнеур Залман предпринял путешествие по всей России, чтобы собрать необходимые средства.

ХАБАД — НОВОЕ ТЕЧЕНИЕ

Стремясь улучшить духовную жизнь и экономические условия своих единоверцев, Рав развил собственный путь в служении Б-гу, философию ХАБАД.

Вернувшись в Лиозно, он требовал от учеников совсем иного, нежели другие ученики Магида. Хасидские лидеры ставили в центр внимания цадика (праведника) как человека сверхъестественных возможностей. Шнеур Залман видел в цадике, скорее, духовного лидера и учителя, нежели чудотворца.

Рабби Шнеур Залман говаривал:

— Что там дух пророчества, что чудеса! В доме учителя, святого Магида, мы черпали пророческий дар ведрами, а чудеса валялись под скамьями. Но у кого было время наклониться и поднять их?!

Хасид должен был приготовить себя к жизни в вере и служении Б-гу и благодаря ей достичь высшего уровня, ХАБАД, который представляет собой три составляющих интеллекта: Мудрость, Анализ и Осознание (Хохма, Бина и Даат) — и является связующим элементом между небом и землей.

Эту идею рабби Шнеур Залман взял за основу, когда развивал структуру хабадской идеологии. Целостный человек служит Б-гу одновременно разумом, сердцем и поступками, и каждая из этих составляющих дополняет другую. Разум понимает, сердце чувствует, а руки действуют.

Суть учения рабби Шнеура Залмана заключена в написанном им основополагающем произведении раввинской литературы «Ликутей Амарим», более известном как «Тания» (по первому слову книги). Этот труд представляет собой сжатое изложение основных принципов его философской системы как образа жизни и свидетельствует о глубоком понимании человеческой души.

«Тания» — основополагающий труд для тысяч последователей ХАБАДа. Как начинающие последователи, так и старейшины изучают и заучивают наизусть этот текст, который кажется неисчерпаемым источником мудрости. Рабби Шнеур Залман был прозван хасидами Баал а-Тания (автор «Тании») и Алтер Ребе (старый, первый Ребе) и являлся также автором других работ, ставших классикой хабадской литературы.

ИУДЕЙСКИЕ ВОЙНЫ

Чтобы помешать работе Рабби, его противники прибегали к самым крайним мерам. Был даже составлен донос российскому правительству, в котором он был представлен как предатель и еретик. Подобные обвинения были состряпаны и против еще нескольких хасидских раввинов.

В 5558 (1798) году рабби Шнеур Залман был арестован и отправлен в Петербург, где его заключили в тюрьму. Ему предстоял суд по обвинению в государственной измене и подрывной политической деятельности. «Противники» оклеветали Рабби, обвинив его в передаче средств турецкому правительству (территория Израиля находилась тогда под властью Турции), отношения с которым у России в те времена были очень натянутыми (как говорилось выше, Рабби помогал деньгами бедным еврейским общинам в Эрец-Исраэль).

Многочисленные легенды свидетельствуют о том, какое впечатление произвели на собранную для рассмотрения его дела комиссию мудрость, присутствие духа и самообладание раввина. Царь Павел и другие представители высшего общества посещали его инкогнито, проверяя мудрость еврея. 19 кислева 5559 (1798) года он был отпущен по специальному царскому приказу. С тех пор для хасидов этот день является праздником.

Не прошло и двух лет с той попытки, как крайняя оппозиция выдвинула против него новую порцию ложных обвинений. И снова он был доставлен в российскую столицу и заключен в тюрьму, но, как и прежде, был полностью оправдан и освобожден в соответствии с распоряжением Александра I, который, как и его отец, восхитился мудростью лидера литовского хасидского движения.

НЕЕВРЕЙСКИЕ ВОЙНЫ

В год наполеоновского вторжения рабби Шнеур Залман поддержал Россию и содействовал ее победе.

А вот другие хасидские лидеры, такие как знаменитый магид из Кожниц и рабби Аарон из Карлина, открыто признали Наполеона, который обещал свободу и равенство всем гражданам Республики, включая евреев. Однако рабби Шнеур Залман считал, что распространение французского влияния может принести больший моральный вред, нежели польза свободы. Зверства царизма, нанося ущерб благосостоянию евреев, не затрагивали при этом их самобытности.

Когда армия Наполеона вступила на российскую территорию, Рав был вынужден бежать в сопровождении своей семьи и небольшого числа близких учеников. Несколько раз он избежал опасности быть схваченным, но его ослабевшее тело уже не справлялось с напряжением горестного путешествия. Он серьезно заболел и умер 24 тевета 5573 (1813) года в Пене, небольшой деревушке под Курском. Похоронили его на еврейском кладбище в Гадиче, местечке под Полтавой.



[назад] רחמנא ליבא בעי (Хинух, 129; Рейшит хохма, Шаар кдуша, 17).

[назад] То есть «раввин по умолчанию», без привязки к имени или городу, просто раввин.

[назад] Современная Смоленская область.

[назад] Сегодня – территория Украины.