Во всю малую силу

25.12.2019

Как крохотные отряды еврейских добровольцев разгромили мировую империю Селевкидов, объясняет наш военный корреспондент.

Хотя главным чудом Хануки считается история с маленьким горшочком масла для светильника, которого хватило на целых восемь дней, в честь чего евреи и зажигают свечи в этот праздник, но не меньшим чудом стало то, что горстка плохо вооружённых евреев бросила вызов огромной империи Селевкидов и в итоге одержала победу в этой войне.

Чтобы читатель понял, о каком соотношении сил идёт речь, надо отметить, что, согласно оценкам историков, население империи Селевкидов во II в. до н.э. исчислялось десятками миллионов человек, в то время как на территории Иудеи проживало тогда порядка 250–300 тысяч евреев.

В первом боестолкновении армии селевкидского царя Антиоха IV Епифана с еврейскими повстанцами двум тысячам отборных греческих воинов под командованием полководца Аполлония противостояло всего шестьсот добровольцев под руководством Иегуды Маккавея. И этот бой закончился полным разгромом «греков», как назвали Селевкидов евреи, хотя греками они были лишь культурно, а не этнически.

В битве под Бейт-Хороном, состоявшейся в начале 165 года до н.э., еврейская армия насчитывала около тысячи человек, в то время как армия Антиоха – четыре тысячи воинов. А в сражении при Эммаусе, окончательно переломившем ситуацию в пользу евреев, армия Маккавея после проведенной массовой мобилизации состояла всего из шести тысяч воинов, а селевкидская армия насчитывала сорок тысяч только одних пехотинцев и вдобавок еще семь тысяч всадников.

Разница в соотношении сил была огромной, и чтобы одержать победу в той битве, да и в войне в целом, причём над сильнейшей на тот момент армии мира, требовалась невероятная опытность, стратегическое мышление и бесстрашие, граничащее с самоубийственностью. Даже маститые историки признают, что без прямого вмешательства свыше тут не обошлось. Но есть у той победы и вполне рациональное объяснение.

Многие сейчас позабыли – после того как в культуре стал доминировать образ забитого и вечно гонимого еврея, – однако в глубокой древности иудеи считались не только великолепными музыкантами и отличными торговцами, но и одними из лучших воинов на Ближнем Востоке. Почти у каждого правителя этого региона был свой отряд еврейских наемников.

К примеру, ассирийский царь Саргон после завоевания им Израильского царства создал в своей армии спецподразделение из евреев, сведения о котором имеются в целом ряде дошедших до нас источников. А позже, в период Вавилонского пленения, такое же подразделение было в составе персидской армии, не говоря уж о том, что Персидская империя активно использовала евреев для охраны своих границ – иудеи строили крепости в приграничных областях и обеспечивали их защиту. Развалины этих крепостей с одинаковым названием «Джухуд-кала» – «Еврейский бастион» – до сих пор разбросаны, в частности, по территории современных Азербайджана и Дагестана.

Подразделения еврейских наемников были и в армии династии Птолемеев, под контроль которой перешла Иудея после внезапной смерти Александра Македонского, и у династии Селевкидов, пришедшей ей на смену. Причем многие евреи и в той, и в другой армии были не просто закалёнными в боях воинами, но и дослуживались до очень высоких командных постов.

А поскольку ту войну можно назвать отчасти Гражданской, и раскол на сторонников греческой и иудейской культуры проходил тогда по всем секторам еврейского общества, то произошёл он и среди еврейских наемников, служивших в армии Антиоха IV Епифана. И часть этих наёмников после первых успехов Иегуды Маккавея ушла вместе с ним в горы, стала основой для повстанческих еврейских формирований, костяком, который и обеспечил последующие грандиозные победы.

В отличие от обычных крестьян, составлявших ядро первого отряда Иегуды Маккавея и вооруженных самым примитивным оружием, это были хорошо обученные и опытные воины, прошедшие, как сказали бы сейчас, не одну горячую точку. Но главное – они прекрасно знали армию Антиоха изнутри, понимали тактику и порядок ведения боевых действий войск Селевкидов. Они не просто помогли Иегуде Маккавею обучить отряд еврейских добровольцев, на что ушёл почти год, но и подсказали ему стратегию действий против многажды превосходящих сил противника.

Конечно, полководческий гений Иегуды Маккавея сыграл важнейшую роль, тем более что он знал – исход любого сражения решает не численность армии, а боевой дух и военная смекалка. И в дошедшем до нас выступлении Иегуды Маккавея перед боем он обещает своим солдатам, что сам Творец мира будет сражаться на их стороне. Но без опытных еврейских бойцов, прошедших македонско-селевкидскую школу, эта победа была бы невозможна.

А последствия Маккавейской войны отнюдь не ограничились пределами крохотной Иудеи. Поражение от еврейской армии стало «последней каплей», подорвавшей могущество Селевкидов и приведшей в итоге к появлению в регионе римских легионов. История покажет, что ставка на Рим будет роковой ошибкой иудейских царей Хасмонейской династии – римлянин не слаще эллина. Но это, как говорится, и в самом деле совсем другая история.

Комментарии