Однажды в Тегеране

04.08.2020

Шпионский сериал «Тегеран» запоем посмотрели на Ближнем Востоке: весь первый сезон агенты «Моссада» мешали иранским властям обзавестись ядерным оружием. И пока шел сериал, в реальном мире происходило что-то очень похожее.

За последние десять лет израильские сериалы заслуженно завоевали любовь телезрителей во всем мире. Первым разглядел будущий потенциал ближневосточных историй кабельный канал Showtime – запустил показ «Родины». Потом Netflix выкупил права на «Фауду», а телекомпания ВВС показала легендарного «Шпиона». На этот раз – очередь Apple TV: компания уже закупила права на показ сериала «Тегеран», первый сезон которого только на прошлой неделе закончили транслировать в Израиле.

Сюжет сериала вкратце таков: агент «Моссада» Тамар Рабинян – еврейка, рожденная в Иране, но выросшая в Израиле – тайно прибывает в Тегеран. Перед ней стоит особо важная задача – не дать Ирану обзавестись ядерным оружием. Тамар при этом не просто разведчик, она еще и гениальный хакер. Ей нужно проникнуть в сеть местной авиабазы и вывести из строя радары – чтобы те не заметили израильские истребители, летящие бомбить ядерные объекты Ирана.

Действует она в итоге не одна – находит себе в помощь такого же талантливого хакера, как и она сама, также не испытывающего никаких нежных чувств к режиму аятолл. Как и полагается по законам жанра, не всё идет по плану: Тамар влюбляется в иранского хакера, а израильская разведка встречается с мощным противостоянием иранских спецслужб. В итоге неожиданное предательство подвергает жизнь Тамар смертельной опасности.

«Тегеран» моментально стал популярным не только в Израиле, но и в Иране. То же произошло, кстати, раньше с «Фаудой» – сериал активно смотрели во всех арабских странах. Что касается «Тегерана», то иранский официоз разразился в ответ на него гневными филлипиками: «очередной сионистский поклёп», «очернение иранской действительности», «тайная война “Моссада” против Ирана». Но сам факт, что все иранские СМИ пишут статьи про израильский сериал, говорит лишь об одном: очень многие иранцы его взахлеб смотрят.

Самые бурные дискуссии на фарси развернулись в Twitter: одни восторгаются, а другие, наоборот, обижены тем, что сотрудники иранской разведки – Корпуса стражей исламской революции (КСИР) – показаны как мегапрофессионалы. Многие в Иране считают, что местные власти должны поблагодарить израильских режиссеров за такой своеобразный пиар. Оппозиционные СМИ так и вовсе в открытую хвалят сериал за то, что «наводит мосты взаимопонимания между иранским и израильским народами».

Стоит сказать, сериал вполне правдоподобен. В нем приняли участие много иранских актёров – например, Шон Тауб, активно участвующий в жизни иранской еврейской общины в США. Сьёмки велись в Афинах – и были максимально приближены к реальности. Одна иранская статистка в Греции однажды даже не на шутку испугалась, увидев полицейских со своей родины – ее долго разубеждали, что это все же актеры. Большинство диалогов, кстати, ведутся на персидском языке: актрисе Нив Султан, играющей главную роль Тамар, пришлось выучить фарси. Ну и наконец, режиссер сериала Дани Сиркин – между прочим, рожденный в Москве – сам прошел службу в израильской разведке и знает, о чем говорит. К тому же перед съемками он активно советовался с другими разведчиками и экспертами по Ирану.

Конечно, в шпионском сериале вам не покажут, как на самом деле «Моссад» проникает в Иран, как вербует информаторов и какими средствами маскировки и связи пользуется. Сериал пленяет другим – образами героев, реалистичной сложностью чувств, характеров и судеб. Ведь разведка – это поединок интеллекта между людьми равных способностей, между патриотами своих стран. Иранская разведка на самом деле очень профессиональна: работа «Моссада» была бы в разы легче, будь иранские противники такими же детьми пустыни, как и арабские шейхи. Грубо говоря, думая о спецслужбах Ирана, нужно представлять что-то такое же серьезное, как советский КГБ.

Израильские сериалы за то и любят в соседних, пусть и недружественных странах: в них нет никакой пропаганды в духе «наши разведчики – добрые, порядочные и бесстрашные, а ваши – продажные, глупые и трусливые». Зато в израильских сериалах всегда есть четкая разделительная черта между народом и режимом в тех странах, с которыми евреям приходится сражаться. В «Тегеране» иранцы показаны самыми разными, как и израильтяне. Наконец, этот сериал еще и затрагивает сложную тему национальной идентичности: главные герои – израильские агенты иранского происхождения, Иран для них – не просто еще одна точка локации для выполнения очередной боевой задачи.

Трансляция сериала совпала со множеством событий в израильско-иранских отношениях. Так, в начале июля произошел взрыв и пожар на иранском объекте по обогащению ядерного топлива в Натанзе. Иран обвинил «Моссад» и ЦРУ. Неизвестно на самом деле, кто за этим стоит, но стоит отметить, что в Израиле не особо старались опровергнуть иранские обвинения.

Кроме того, иранские СМИ сообщили о казни «американского» шпиона Махмуда Мусави-Маджда: он якобы передал ЦРУ информацию о передвижении командующего силами спецназначения КСИР Касема Сулеймани, которого благодаря этому вскоре ликвидировали. Трудно установить, насколько эти обвинения справедливы, но исключать возможность, что иранской контрразведке действительно удалось выйти на след агентов ЦРУ или «Моссада», нельзя.

Помимо взрыва в Натанзе, в Иране произошло за это время множество других аварий. Но дело не в происках «Моссада», а в плачевном состоянии устаревших иранских инфраструктур. Но в стране все равно нарастает шпиономания, которая лишний раз бьет по престижу иранских властей: если повсюду иностранные агенты, то куда смотрит контрразведка? Не добавляют веса иранским военным силам и другие досадные «промахи»: то ракетные части КСИР уничтожат украинский самолёт с иранскими пассажирами, то часть ВМФ КСИР по ошибке обстреляет ракетами собственный же эсминец.

В общем, иранский режим находится в состоянии крайнего напряжения. Израиль же, по всей видимости, пробует новую стратегию – не только купировать иранские попытки обосноваться в Сирии, но и увеличить число диверсий против объектов иранского режима на его же территории. Режим, несомненно, заинтересован ответить Израилю, но его возможности ограничены. Тем временем неформальные контакты между израильтянами и иранцами продолжаются. Так сериал и реальность переплетаются вместе.

Комментарии