Тайны в генах

12.08.2013

Кэтрин Афарян называет себя «плодом любви вольных 70-х». Ее мать обнаружила, что беременна спустя несколько месяцев после того, как рассталась с отцом Кэтрин. Афарян никогда не встречалась со своим биологическим отцом, но по рассказам матери знает, что он являлся представителем большой итальянской семьи. Кэтрин всегда нравилось, когда знакомые итальянцы говорили ей, что она похожа на типичную римскую девушку.


Но около трех лет назад Афарян узнала, что у нее, скорее всего, нет оснований считать себя итальянкой. Поступив на работу в калифорнийскую компанию 23andMe, специализирующуюся на анализе персональных геномов, она, разумеется, решила сделать тест ДНК и себе. Тест позволяет определить генетически обусловленные риски для здоровья и кое-что узнать о своем происхождении. Поскольку ранее ей уже был поставлен диагноз «болезнь Крона» (гранулематозное воспаление желудочно-кишечного тракта), Кэтрин не удивилась, что тест показал ее предрасположенность к этому заболеванию. Однако настоящим сюрпризом для нее стало то, что 48,9% ее ДНК с большой долей вероятности унаследованы от ашкеназских евреев. Так как мать Кэтрин еврейкой не является, очевидно, что ашкеназские гены она унаследовала от отца.

Так Афарян оказалась в небольшой, но постоянно растущей группе неевреев, обнаруживших в своей родословной еврейские корни с помощью ДНК. Спрос на анализ ДНК с целью изучения родословной в США в последнее время активно растет, поскольку стоимость теста снизилась до 100 долларов и стала доступной практически каждому.

«Людей, очевидно, завораживает возможность установить свою связь с неизвестными им народами, давно растворившимися в истории племенами, — считает Миша Ангрист, сотрудник Института генетических исследований им. Дьюка. — Обнаружив же у себя еврейские корни, люди, как правило, воспринимают это как нечто экзотическое».

Антрополог Сандра Ли из Стэнфорда изучала мотивацию клиентов 23andMe, сделавших себе тест. Она пришла к выводу, что в первую очередь людей привлекает желание больше узнать о своих предках. Она предполагает, что установление факта принадлежности к евреям-ашкеназам особенно интересен для таких искателей, поскольку очевидно, что в формировании еврейской идентичности преобладающую роль играет культурный компонент. Здесь же людям, которые раньше и не подозревали, что каким-то образом связаны с евреями, предоставляется возможность обнаружить в собственном характере какие-то черты, которые традиционно считаются распространенными среди евреев.

«Сейчас я увлеклась еврейской культурой, — говорит Афарян, — и уже немного выучила идиш. Мне в самом деле нравится мысль, что я тоже в какой-то степени принадлежу к этому сообществу».

Афарян и ее муж — католики, но Кэтрин хочет, чтобы ее двухлетний сын больше узнал о еврейской культуре. «Конечно, не от меня, а того, кто хорошо в этом разбирается», — смеется она.

Хотя многие критики отмечают, что такое понятие, как «ашкеназская ДНК», абсурдно, поскольку принадлежность к той или иной этнической группе обусловлена социально-культурными, а не биологическими факторами, компании, занимающиеся генетическими тестами, с этим не согласны. «Мы сделали генетические тесты четверти миллиона человек, — говорит Афарян. — Из них примерно у 11 тысяч все четыре дедушки и бабушки были ашкеназами. Еще у многих ашкеназами были один, два или три предка. У нас накопилась уже солидная база генетических данных людей ашкеназского происхождения. Таким образом можно вполне обоснованно утверждать, что ашкеназы действительно имеют довольно специфическую и легко идентифицируемую комбинацию генотипа».

Недавно тестирование в 23andMe прошел Джеймс Френсис из Корпус-Кристи, Техас. Тест показал, что, скорее всего, кто-то из его прадедов или прабабок был ашкеназом по происхождению. «Честно говоря, я всегда подозревал это и очень рад, что мои подозрения подтвердились. Вероятно, евреем был мой прадед по материнской линии. Мать была по происхождению немка и хорошо говорила по-немецки. Интересно, что мой отец всегда утверждал, что по происхождению он шотландец, но тест показал, что он, вероятно, заблуждался или говорил неправду», — говорит 75-летний Френсис.

На звание крупнейшего в мире банка данных еврейской генетики претендует лаборатория Family Tree DNA из Хьюстона. «Когда люди заведомо нееврейского происхождения обнаруживают в своей родословной еврейских предков, они всегда говорят одно и то же: “Конечно, я так и знал. Ведь я всю жизнь только с евреями и дружил”», — смеется президент Family Tree DNA Беннет Гринспен.



Роберт Берг