Колумнистика

Михаэль Кориц

Игры в евреев

13.08.2010

Игры в евреев

13.08.2010

Свадьба Челси Клинтон и Марка Мезвински дала прессе возможность писать об этом событии несколько недель. Свадьба, которую поспешили назвать «свадьбой столетия», организовывалась с особой тщательностью и секретностью. Кроме искусно составленного меню и скрупулезно обдуманного списка гостей, в котором не нашлось места случайно приглашенным или случайно забытым (Обама не был приглашен, по словам помощника Хиллари, потому, что «два президента — это слишком для одной свадьбы») всех комментаторов занимала религиозная сторона церемонии. Тема взволновала умы: об этом можно судить по тому, что посещаемость сайта, посвященного смешанным бракам, резко возросла.
 
Среди американских евреев половина браков — смешанные, причем в эту статистику не входят те, кто прошел гиюр. Какие решения предлагает еврейская религия смешанным парам? Ортодоксальный ответ четок, хотя и учитывает конкретную ситуацию и намерения пары. Всего столетие назад практика была такова: гиюр, совершаемый ради женитьбы, неприемлем, поскольку даже если стремление пройти гиюр диктовалось искренним желанием стать евреем, в такой ситуации матримониальные намерения расценивались как использование гиюра в корыстных целях. С тех пор общество изменилось, в наше время смешанная пара может существовать без всяких помех, а это значит, что гиюр хотя бы при таких обстоятельствах вернул себе свой изначальный смысл — присоединение к еврейскому народу.
 
Всего столетие назад гиюр, совершаемый ради женитьбы, был неприемлем, поскольку даже если стремление пройти гиюр диктовалось искренним желанием стать евреем, в такой ситуации матримониальные намерения расценивались как использование гиюра в корыстных целях.
Гибкость в поиске решения означенной проблемы для ортодоксального иудаизма ограничена существенным требованием: входящий (или входящая) в еврейский народ должен изменить свой образ жизни на еврейский ( в том виде, в котором он существует в еврейской традиции).
 
Различные течения реформистского иудаизма проявляют в этом вопросе большую, чем ортодоксы, готовность идти на уступки. Лозунгом, под которым это движение зародилось и начало развиваться, было сохранение духа иудаизма в его противопоставлении многочисленным заповедям и законам. Одной из поставленных реформистами еще в XIX веке задач было сближение «с нашими христианскими братьями».
 
Кто-то из блогеров пошутил, что на свадьбе Мезвински с Клинтон эта цель была достигнута полностью, то есть реформистское еврейство уже ничем не отличается от христианской секты. Церемония была проведена совместно реформистским рабаем и  методистским священником, а поскольку святость Шаббата была нарушена, стало трудно найти хотя бы несколько черт, отличающих еврейскую часть церемонии от христианской. Хилые признаки еврейства в виде ермолки на голове у жениха и полоски талита (того вида, что принято использовать на бар-мицвах) на его плечах ситуацию не меняли.
 
Один из коллег реформистского рабая Джеймса Понета, проводившего нашумевшую церемонию, Лев Баеш, прокомментировал: «Если еврей хочет иметь еврейские ритуалы в своей жизни, то пусть они у него будут». Речь идет о той самой полоске с цицит на углах, которая свисала с плеч жениха. Хотя официально реформистское движение осуждает совместные с христианскими священиками брачные церемонии, по сути «ритуалы» воспринимаются ими как легитимная добавка к быту многих смешанных семей: как на совместном праздновании декабрьских праздников на елку можно повесить изображение меноры, так и под хупу можно встать с благословения священника.
 
Есть в этом, на мой взгляд, даже эстетическая неряшливость (может, поэтому Стивен Спилберг под удобным предлогом манкировал приглашением на эту церемонию).
 
Что же произошло с реформистским движением, что, начав с борьбы за  торжество духа над буквой, оно оказалось на данный момент распространителем  внешних признаков еврейства, ритуалов, игры в еврейство?

Хотя официально реформистское движение осуждает совместные с христианскими священиками брачные церемонии, по сути «ритуалы» воспринимаются ими как легитимная добавка к быту многих смешанных семей
Возможно, это следствие недооценки гармоничной структуры еврейского закона, в котором действие, с одной стороны, является результатом веры, но, с другой, формирует  духовный мир человеческой личности. Как сказал один из великих еврейских мудрецов: «За действиями влекутся сердца». При попытке вынуть из этой живой структуры отдельные приглянувшиеся части реформаторы остались лишь с безжизненными обломками на руках.
 
Кстати, возможно, тут надо искать ответ на мучающий многих выходцев из России, живущих в Израиле, вопрос: почему ортодоксальное еврейство, являющееся явным меньшинством, столь непропорционально влиятельно? Почему бы нерелигиозным евреям Израиля не собраться и не прекратить этот диктат, заменив его на что-нибудь попроще — типа реформистов?!
 
То, что это вопрос не выдуманный, можно заметить хотя бы по тому, как его использует любая партия Израиля, борющаяся за «русские» голоса. Борется, как водится, до выборов, а когда побеждает, забывает о предвыборных обещаниях. Родилась было даже целая партия — «Шинуй» — добравшаяся на этой волне до власти — но быстро исчезнувшая из-за своей практической несостоятельности.
 
Во время любых политических кризисов в Израиле начинают звучать голоса, оплакивающие потерю связи с еврейством Америки, лидирующее положение в котором занимают реформисты. Как аргумент это звучит убедительно, но в реальности никто не спешит изменять сложившуюся ситуацию, сохраняя странное сочетание крайне либерального во многих областях Государства Израиль с закрепленным в нем для еврейской традиции местом. Когда-то считалось, что в результате знаменитого статус-кво победит стратегия  Бен-Гуриона, выжидавшего, когда этот старый мир еврейского местечка вымрет (и, по возможности, помогавшего ему в этом), затем появилась теория, что  еврейская ортодоксия пользуется равновесием между двумя большими партиями в Кнессете, чтобы продвигать свои интересы (давно изменилась и эта политическая ситуация).
 
Месяц назад партия Либермана предложила законопроект, который ставит задачу решить проблемы нееврейской части алии из России — но сохраняя статус ортодоксального иудаизма в Израиле. Реакция была ожидаемой: «Предательство евреев диаспоры!», «Уступка диктату!» и т.д., и т.п.
 
В возрождении еврейской государственности еврейство не может быть вопросом символическим, оно должно быть прочным и надежным. И так уже слишком много охотников поговорить об эфемерности нашего существования на Ближнем Востоке
И вдруг послышались голоса традиционных борцов с ортодоксией и ультраортодоксией, зазвучавшие совершенно в ином ключе. Статья в «Джерузалем Пост» связала эту проблему с нашумевшей свадьбой. «Вы занимайтесь Челси с Марком, а Игорем и Светланой (условные репатрианты из России — M.K.) пусть занимаются другие». Видимо, все-таки Израиль — это серьезное место, здесь решают реальные проблемы и не считают возможным играться с настоящими заботами живых людей. В возрождении еврейской государственности еврейство не может быть вопросом символическим, оно должно быть прочным и надежным. И так уже слишком много охотников поговорить об эфемерности нашего существования на Ближнем Востоке. Их придется разочаровать, но для этого связь израильтян со своим еврейством должна оставаться максимально прочной. Ведь именно Тора связывает разные поколения и общины еврейского народа друг с другом и всех их с Землей Израиля.
 
Что касается евреев диаспоры — а проблема смешанных браков актуальна в России не меньше, чем в Америке — то вопрос, разумеется, не тривиальный, и невозможно (да и не нужно) стричь всех под одну гребенку. Путь ортодоксального гиюра апробирован в веках и ведет к созданию прочной еврейской семьи. Но этот путь не всем по силам. Тогда перед каждой семьей стоит уникальная задача найти свою дозу еврейства, которую можешь, и, значит, должен привести в свой дом. Главное, чтобы в этом не было вранья и дурной эклектики — она годна для рейтинга, но не для счастья.
       
     

Автор о себе:
Детство мое выпало на ленинградскую оттепель, поэтому на всю жизнь осталась неприязнь ко всяческим заморозкам и застоям. В 1979 году открыл том Талмуда в переводе с ятями, в попытках разобраться в нем уехал в Иерусалим, где и живу в доме на последней горке по дороге к Храмовой горе. Работаю то программистом, чтобы добиваться нужных результатов, то раввином, чтобы эти результаты не переоценивать. Публицистика  важна для меня не сама по себе, а как необходимая часть познания и возможность диалога с читателем. Поскольку от попыток разобраться все еще не отказался.


Мнение  редакции и автора могут не совпадать