Колумнистика

Михаэль Кориц

Женский мотив

12.02.2013

Женский мотив

12.02.2013

Приравнивание женщин к мужчинам путем формального распространения на них мужских заповедей не имеет будущего, поскольку в основе этого подхода заложен мужской патерналистский взгляд на женщину... Будущее — за реализацией женского начала в еврейском мире в целом и в постижении Торы — в частности.

Новый Кнессет, едва приступив к работе, уже поставил немало рекордов. В нем больше депутатов-новичков, больше лиц, получивших религиозное образование, больше журналистов и обладателей докторской степени, чем в прежних. Возможно, наиболее важным рекордом стало максимальное количество в 19-м Кнессете женщин. Среди народных избранников их — почти четверть. Это не так уж много по сравнению с другими странами (мы переместились с 81-го места на 67-е), но интересно, что значительного успеха на выборах добились именно партии с серьезным женским представительством. Впредь политикам придется принимать во внимание, что наличие женщин в партийном списке — это не просто аргумент для защиты от обвинений в дискриминации, но и фактор, привлекающий симпатии избирателей.


Харедимные партии, тем не менее, представлены исключительно мужчинами. Хотя перед выборами и в ортодоксальной среде стали слышны голоса, предлагавшие пересмотреть принцип мужского доминирования, в своем подавляющем большинстве харедимное общество видит в политической деятельности занятие, неподобающее женщине.

В еврейском обществе положение женщины всегда было неоднозначным. С одной стороны, во всем, что связано с исполнением заповедей и изучением Торы, женщине отведена роль второго плана. Но, помимо изучения Торы, существуют и другие сферы жизни.
В религиозном же секторе израильского общества произошло другое событие, не менее важное, на мой взгляд, но оставшееся незамеченным в предвыборной шумихе. Шестилетний курс изучения еврейского закона завершила первая группа учащихся прекрасного пола. Они сдавали серьезные экзамены, принимали которые всеми уважаемые раввины. Если бы речь шла об учениках, то это был бы обычный экзамен на звание раввина, но для учениц ситуация обстоит иначе. Согласно еврейскому закону, женщина не может быть раввином — ведь на нее не возложена обязанность изучать Тору. Впрочем, сдавшие экзмен женщины не собираются претендовать на звание раввина. Судя по статье в газете «Макор ришон», для них важно не изменение существующих норм, а само приобщение к глубинам еврейской мудрости.

В еврейском обществе положение женщины всегда было неоднозначным. С одной стороны, во всем, что связано с исполнением заповедей и изучением Торы, женщине отведена роль второго плана. Но, помимо изучения Торы, существуют и другие сферы жизни. Авторитет женщины в еврейской семье непоколебим. Начиная с Авраама, которому Всевышний приказал делать все, что скажет ему жена, и до последнего политического скандала в Израиле, когда (по мнению многих) от слова жены премьер-министра зависит состав будущего правительства. Израильская пресса всегда раздувает до невозможности любой скандал, связанный с именем Сары Нетаниягу. Однако сам факт, что ее муж не принимает важных государственных решений, не посоветовавшись с ней, никого не удивляет и вовсе не наносит ущерба политической репутации премьер-министра. Потенциальный участник будущей коалиции Нафтали Беннет сформулировал эту мысль в одном из интервью: «Премьер-министр имеет право советоваться со своей женой, как и я имею право советоваться со своей».

По давно существующей традиции, положение женщин в еврейском обществе таково, что его невозможно отнести ни к одному из принятых ныне стандартов. Еврейских женщин нельзя назвать равноправными или эмансипированными, но и на роль бессловесных и угнетенных они совсем не годятся. Можно сказать, что, уделяя львиную долю времени семье и воспитанию детей, они пользовались и пользуются непререкаемым авторитетом в своем доме, а в общине достигают аналогичного результата посредством влияния через своих мужей.

Еврейских женщин нельзя назвать равноправными или эмансипированными, но и на роль бессловесных и угнетенных они совсем не годятся. Уделяя львиную долю времени семье и воспитанию детей, они пользовались и пользуются непререкаемым авторитетом в своем доме, а в общине достигают аналогичного результата посредством влияния через своих мужей.
Двойственность положения женщины в еврейском обществе нередко вводит в заблуждение неофитов. Усвоив пару цитат из Талмуда вроде «женщины легкомысленны», «правильная жена выполняет волю своего супруга» и т.п., эти мужья начинают просто раздуваться от важности, думая, что делают свою семью более еврейской. На самом же деле, они не заметили главный секрет еврейской семьи и под видом иудаизма воплощают самые примитивные патриархальные принципы, усвоенные ими во внешней среде. Истина же противоположна их представлениям.

Говоря о положении женщины в обществе, важно видеть различие между провозглашаемыми и фактическими гендерными ролями в нем. В России разница эта особенно заметна. Почти 100 лет формального равноправия перед законом не очень сильно изменили сознание людей, которое отводит женщинам не самое почетное место в социуме. После революции, совершенной Горбачевым, который первым среди советских руководителей включил свою жену в общественную жизнь, серьезных изменений к лучшему не произошло. Среди политических лидеров женщин нет, и оппозиция в этом аспекте ничем не отличается от власти. Причина проста: всеобщее восприятие женщин, как непригодных к политическому лидерству, распространеннее даже, чем недоверие к Госдепу США.

Об этом разрыве между декларируемым равенством и крепко засевшей в обиходе дискриминацией в последние десятилетия много говорят. Если первая волна феминизма ставила своей целью добиться для женщин избирательного права, вторая — равных с мужчинами карьерных возможностей, то проблема третьей волны заключается в неопределенности ее целей. После изменения правил и законов остается самое главное и трудное для реформирования — сознание и поведение людей.

Сказанное выше вовсе не означает, что борьба за равноправие не нужна. Наоборот, важность ее достижений огромна, в том числе и во влиянии на общественную мораль. Но формальное равноправие не является спасением от фактического неравенства. На мой взгляд, в попытках формально приравнять женщин к мужчинам есть принципиальный недостаток. Это мужской ответ на женский вопрос. Известна принципиальная разница между мужчинами и женщинами в их подходе к разрешению кризисных ситуаций: мужчины ищут решения, женщины — гармонии и сопереживания. Наше насквозь мужское общество смогло предложить женщинам лишь формальные, «мужские» решения.

Приравнивание женщин к мужчинам путем формального распространения на них мужских заповедей не имеет будущего, поскольку в основе этого подхода заложен мужской патерналистский взгляд на женщину... Будущее — за реализацией женского начала в еврейском мире в целом и в постижении Торы — в частности.
В современном религиозном обществе идут постоянные споры о статусе женщины, причем границы признанных норм постоянно расширяются. Если всего 70 лет назад даже участие в выборах многим казалось не женским делом, то сейчас в таком качестве рассматривается законотворческая деятельность в парламенте. Если 100 лет назад революцией стало открытие школы для девочек, то сейчас предметом дискуссии является лишь уровень их углубления в талмудическую премудрость. В одной из русскоязычных синагог Израиля разгорелся спор о приглашении женщин к чтению свитка Торы, и даже был предъявлен список из нескольких кандидаток. Есть синагоги, где женщины наравне с мужчинами читают проповеди. Но все же не за этими попытками будущее.

Приравнивание женщин к мужчинам путем формального распространения на них мужских заповедей, на мой взгляд, не имеет будущего, поскольку в основе этого подхода заложен мужской патерналистский взгляд на женщину. Говорят, что даже на реформистских бат-мицвах вышла из моды традиция накладывать тфилин, как на бар-мицвах.

Будущее — за реализацией женского начала в еврейском мире в целом и в постижении Торы — в частности. Преподаватель шестилетнего курса еврейского закона, о котором говорилось выше, отметил, что женщины изучают его иначе, чем мужчины: «Если мужчины обсуждают особенности ситуации, то для женщин оказываются важными мотивы участников», — заметил он. Мы присутствуем при самом начале это важного процесса, но, без сомнения, женский взгляд на Тору может открыть еврейскому миру то, что ни одному мужчине не оказалось по плечу. Недаром еврейская традиция связывает мессианский период с раскрытием в мире женского начала.

Автор о себе:

Детство мое выпало на ленинградскую оттепель, поэтому на всю жизнь осталась неприязнь ко всяческим заморозкам и застоям. В 1979 году открыл том Талмуда в переводе с ятями, в попытках разобраться в нем уехал в Иерусалим, где и живу в доме на последней горке по дороге к Храмовой горе. Работаю то программистом, чтобы добиваться нужных результатов, то раввином, чтобы эти результаты не переоценивать. Публицистика  важна для меня не сама по себе, а как необходимая часть познания и возможность диалога с читателем. Поскольку от попыток разобраться все еще не отказался.
 

Мнение  редакции и автора могут не совпадать