Колумнистика

Семен Довжик

Уроки польского

05.06.2015

Уроки польского

05.06.2015

Весенняя Варшава прекрасна. Медленно прогуливающиеся по загадочным улочкам старого города туристы, спешащие успеть на трамвай горожане, размеренно попивающие утренний кофе посетители ресторанов и кафе. Современный европейский город с бурлящей культурной жизнью и массой развлечений для всех возрастов, привлекательный для путешественников и уютный для его жителей. Вот бы бродить по его улочкам, абстрагировавшись от зловещей истории этого места. Но не получается. Со стены на меня глядит плакат с фотографией недавно избранного президента Польши Анджея Дуды. А у него, как известно, своя, особая позиция о Холокосте, особенно в отношении участия поляков в уничтожении евреев. Вот и не получилось у меня просто гулять по этому городу.

Варшава – интересный город. Евреев в нем практически нет: 3–4 тысячи для двухмиллионного города – почти ничто, а вот еврейская тема присутствует на каждом шагу. В сувенирных лавках, наряду с фигурками поляков в традиционных народных костюмах, стоят и фигурки облаченных в талесы евреев, разумеется, играющих на скрипке. Как оказалось, делать гешефт на еврейской теме умеем не только мы сами. Раз в день от колонны Сигизмунда, что на площади перед королевским дворцом, отходит бесплатная экскурсия по еврейской Варшаве. Бывшей еврейской Варшаве, потому что от той Варшавы ничего не осталось. Как и от самих варшавских евреев.

В центре Варшавы красуется здание музея истории евреев Польши. Не музей Холокоста, а именно исторический музей. Замечательный, современный и абсолютно нетривиальный музей. На стене много личных имен спонсоров и названий организаций, пожертвовавших деньги на этот проект, но если бы не деньги Лаудера, то этого музея не было бы, по крайней мере, не такого масштаба. Разумеется, там есть и раздел Холокоста, как и раздел, рассказывающий о довоенной и послевоенной трагедии Польши. Говорят, поляки сильно недовольны, что еврейский музей затмил своей красотой и величием Национальный музей в Варшаве.

В этом городе никуда не уйти от Холокоста. Мемориальная доска и барельеф Януша Корчака на здании, где располагалась основанная им детская газета. Линия, по которой проходила стена еврейского гетто. Памятный мемориал на месте железнодорожной станции, откуда уходили поезда в лагеря смерти. Погреб, где скрывались восставшие бойцы варшавского гетто. Не уйти от еврейской темы и в современной польской политике. Бывший президент Бронислав Коморовский посчитал, что необходимо признать преступления поляков во время Холокоста и принести извинения от лица нации. Его оппонент Анджей Дуда решил, что подобные извинения наносят ущерб имиджу Польши. Коморовского не переизбрали.

Тур по еврейской Варшаве вел молоденький юноша, лет 20–25. Я знал, что рано или поздно речь зайдет об участии поляков в Холокосте, и всеми правдами и неправдами старался придержать свой взрывной ближневосточный темперамент. Когда экскурсовод заявил, что большинство поляков помогало евреям, я от удивления открыл рот. И вовремя успел его закрыть: этот польский юноша с неподдельной гордостью стал рассказывать о том, как его дедушка собственноручно спасал евреев.

Среди участников нашей экскурсии оказался израильтянин лет шестидесяти. Он попросил экскурсовода дать ему возможность рассказать о своем отце, варшавском еврее, пережившем Освенцим. Рассказал, как его отец мастерил часовые механизмы для немецких ракет, которыми обстреливали Великобританию. Тем и выжил. К изумлению экскурсовода, сообщил, что Освенцим освободили американцы. Говорил путано, запинаясь, но продолжал, стараясь донести до окружающих историю своей семьи.

Сбивался, но всё равно говорил, и сквозь его ломаный английский чувствовалась неподдельная боль. И искреннее желание поделиться. Я смотрел на своего соотечественника-туриста и вдруг увидел в нем всех нас. Мы все порою говорим запутанно, будучи уверенными, что нас и так поймут. Говорим, чувствуя свою внутреннюю правду, не всегда просчитывая, какой эффект оказывает наша речь на слушателей. Зачастую всем нам хочется видеть историю как черно-белую картинку. Но история не черно-белая, и из нее нельзя извлечь лишь то, что нам на данный момент больше подходит или кажется правильным. Невозможно евреям, посещая Польшу, не думать и не говорить о тех, кто пособничал фашистам, предавал, убивал, грабил. Но, упоминая всё это, нечестно и неправильно не упомянуть более шести с половиной тысяч поляков, получивших звание праведника народа мира за спасение евреев.

Проведя несколько дней в Варшаве, я многое понял. Мне всё равно, что думает Дуда, и я не в силах изменить волеизъявление польских избирателей. Мне жаль, что президентом не стал такой человек, как Коморовский, и я очень хорошо отдаю себе отчет в том, почему, из-за какого заявления его не переизбрали. Но мне глубоко симпатичен тот юноша-экскурсовод. Это молодое поколение, которое искренне пытается разобраться в прошлом собственного народа. И я не хочу, чтобы неосторожный взмах моего обвинительного перста заставил таких, как он, отказаться от искреннего диалога с такими, как я.

Мне не столь важны формальные извинения официальных лиц: шесть миллионов евреев всё равно не вернуть. Мне гораздо важнее, чтобы молодое поколение не боялось искренне разобраться в себе, прошлом своего народа, собственной истории и сделало надлежащие выводы. Главное, чтобы понимали и помнили: Холокост – это не только про евреев. Это про каждого.

Автор о себе:

Родился в 1972 году в Ленинграде. С 15 лет публиковался в питерских изданиях, в том числе в еврейской газете «АМИ».
В 1991 году репатриировался в Израиль. Учился на факультетах политологии и советологии Еврейского университета в Иерусалиме. После окончания учебы работал в пресс-службе Сионистского форума, в Кнессете, в частных PR-агентствах.
В 2002-2008 работал в Сохнуте — вначале пресс-секретарем по связям с русскоязычными СМИ, а затем руководил отделом репатриации в Москве.
С конца 2008 года живу в Лондоне. В течение двух лет возглавлял отдел по связям с общественностью Всемирного ОРТа.
Опубликовал несколько статей в в журнале «Советник», посвященных формированию имиджа Израиля. Веду авторский блог.


Мнения редакции и автора могут не совпадать