Колумнистика

Алина Ребель

Несудимый парад

12.06.2015

Несудимый парад

12.06.2015

Тель-Авив принарядился: красочные флаги ЛГБТ-сообщества развеваются на каждом углу, мэрия города украшена разноцветными гирляндами под цвета флага, а гостиницы взвинтили цены на номера. Израиль принимает «парад гордости». И хоть запланирован он был как манифест любви, пусть и не традиционной, но привел к еще большей поляризации и взаимной ненависти.

Досталось всем: и самим геям, конечно, и тем, кто хотел сходить на парад просто потому, что это красивое шоу, и премьер-министру Биньямину Нетаньяху, который выпустил приветственное обращение к участникам парада. С главной претензией: «Ну я же не демонстрирую свою традиционную ориентацию, чего же они тут маршировать вздумали?» – сложно не согласиться. Те, у кого обычная семья, дети и традиционный секс, парадов не устраивают. Можно, конечно, возразить, что посредством парада, дескать, меньшинства отстаивают свои права. Но в данном случае этот аргумент не проходит: права сексуальных меньшинств в Израиле защищены ничуть не меньше, чем права всех остальных граждан. По крайней мере, на государственном уровне, а вот общество воспринимает это далеко не однозначно.

Представители ЛГБТ-сообщества порой ведут себя демонстративно сексуально, выставляя свои предпочтения напоказ. Года два назад я оказалась в чопорном Цюрихе в самый разгар гей-парада. Никакой день города или другое народное гуляние не сравнить с этим действом: толпы нетрезвых, целующихся взасос мужчин и женщин (не друг с другом), люрекс, пушистые накидки, латексные трусы и стринги в перьях. Зрелище не для слабонервных. Слабонервные, впрочем, попрятались по домам до следующего утра, когда от разноцветной толпы остались лишь пластиковые стаканчики и обрывки парадной амуниции, неспешно сгребаемые дворниками.

Была я как-то во время подобного парада и в Амстердаме, где пестрые флаги ЛГБТ-сообщества и так развеваются по всему центру круглый год. Вся эта демонстративная сексуальность, поведение напоказ, громкая музыка не могут не смущать даже не очень пуритански настроенных граждан. Но для меня в этом празднике самоидентификации проглядывает отражение того, как наши предки с пейсами, в сюртуках и шляпах выглядели в глазах европейцев. Вся эта яркая атрибутика, желание заявить о своей идентичности любым доступным способом – неотъемлемая часть любого меньшинства. В XX веке геев убивали в тех же концлагерях, что и евреев. Одних – за то, что они по-своему верят, других – за то, что они по-своему любят. Именно об этом в своем обращении говорил Биньямин Нетаньяху, но далеко не все его услышали. Зато услышали призывы религиозных лидеров, требующих запретить парад и закидать его участников камнями.

Удивительно, как Израилю, в основе которого были заложены религиозные принципы, удается следовать демократическим. По последним исследованиям, израильские геи – одни из самых счастливых в мире (седьмое место из ста с лишним). Здесь даже признают заключенные в других странах однополые браки, хотя сочетаться в Израиле светским браком мужчине и женщине совершенно невозможно. Здесь в канун «парадов гордости» разгораются ожесточенные баталии, но парады всё равно проходят. Причем в пятницу, в канун шаббата, когда немалая часть населения страны готовится на сутки замереть, зажечь свечи и отключить мобильные телефоны. Кстати, у меня есть два знакомых гея, которые сходили с утра на парад, а вечером пойдут в синагогу и погрузятся в молитву.

Мне, конечно, не кажется, что правы те, кто сделал из нетрадиционной любви фетиш. Мне, конечно, совсем не нравится, что для следующих за нами поколений традиционные ценности кажутся скучными и устаревшими. Но и не мое дело осуждать тех, кто любит по-своему. Да и не велено нам их осуждать, как бы ни старались это доказать ультраортодоксы. Сказано, что ненавидеть надо именно грех, а не грешника. И радостью должно наполняться сердце любого истинно верующего оттого, что у грешника остается шанс отказаться от греха. Тем более что грех этот далеко не единственный из запрещенных Торой. Список там внушительный. И любители осуждать, прервав обвинительную риторику и на минуту задумавшись, обнаружат на своем счету немало других грехов из этого списка. Как сказал кто-то мудрый: если б не пускали грешников в синагоги – стоять бы им пустыми.

Автор о себе:
 
Мои бабушка и дедушка дома говорили на идиш, а я обижалась: «Говорите по-русски, я не понимаю!» До сих пор жалею, что идиш так и не выучила. Зато много лет спустя написала книгу «Евреи в России. Самые богатые и влиятельные», выпущенную издательством «Эксмо». В журналистике много лет — сначала было радио, затем печатные и онлайн-издания всех видов и форматов. Но все началось именно с еврейской темы: в университетские годы изучала образ «чужого» — еврея — в английской литературе. Поэтому о том, как мы воспринимаем себя и как они воспринимают нас, знаю почти все. И не только на собственной шкуре.
 
 
 
Мнения редакции и автора могут не совпадать