Колумнистика

Даниил Готштейн

Праздник смерти

24.11.2015

Праздник смерти

24.11.2015

В ближайшие недели и месяцы Франции, всё еще оправляющейся после резни, учиненной в Париже террористами, предстоит пройти тест на государственность. Но не ей одной. Выступая 13 ноября с обращением к нации, президент Франсуа Олланд назвал произошедшее «актом войны» против Франции и пообещал «безжалостный ответ» варварам «Исламского государства» (запрещенная в России организация). Прошло 10 дней, и уже становится ясно, что ответ будет немного не таким, каким его ждали сторонние наблюдатели, полагающие, что теперь-то полноценной военной кампании против «Исламского государства» странам НАТО не избежать.

В редакционной статье от 19 ноября The Wall Street Journal выражает разочарование действиями американской администрации, которая решила примерить на себя знаменитую китайскую стратегию выжидания на берегу проплывающего мимо трупа врага, считая, что время играет не в пользу ИГИЛ. Издание, как и многие другие на прошедшей неделе, предполагает, что пятая статья устава НАТО, гласящая, что нападение на одну из стран-участниц альянса равнозначно нападению на альянс в целом и, соответственно, требует от альянса коллективных мер реагирования, не будет приведена в действие, как это было сделано после терактов 11 сентября, и до наземной операции в Сирии и Ираке силами войск стран НАТО дело не дойдет, а следовательно, Франции придется искать поддержки у другого игрока на Ближнем Востоке – России, что приведет к дальнейшему ослаблению отношений США с Европой. Статья завершается мрачной констатацией того, что пока у США не появится новый главнокомандующий, роль главного борца с терроризмом будет отведена Олланду. Не все, конечно же, согласны с подобной трактовкой событий. А с выводами статьи, вероятно, поспорил бы и президент России Владимир Путин, который активно примеряет лавры главного борца (и сразу победителя) с мировым терроризмом.

Левые издания так вообще в один голос утверждают, что война против ИГИЛ – это… именно то, чего ИГИЛ и добивается! Вот вам типичный пример из Vox: «ИГИЛ – всего лишь шайка головорезов. Они не могут выиграть, но мы можем проиграть. Втянув Запад в бесконечную наземную военную кампанию в самом центре мусульманского мира, ИГИЛ сможет вербовать сторонников гораздо эффективнее. Поэтому отправка солдат в Сирию может только сыграть на руку ИГИЛ». Примерно о том же говорил президент США Барак Обама на саммите стран G20 в Турции, уверяя, что «общая стратегия по сдерживанию ИГИЛ работает».

Если у вас складывается впечатление, что все эти люди живут в каком-то выдуманном мире, а возможно, каждый из них – в своем, то, вероятно, вы недалеки от истины. Один из парижских террористов проник в Европу, притворившись сирийским беженцем? Неприятно, конечно, но мы всё равно должны принять как можно больше беженцев. Тринадцать процентов беженцев поддерживают ИГИЛ? Отфильтровать потенциальных террористов из десятков и сотен тысяч беженцев практически невозможно? Такие вопросы их, похоже, вовсе не волнуют.

Война же, между тем, идет не культурная, а самая настоящая – с бомбами, автоматами и даже ракетными установками, одну из которых обнаружили французские полицейские при обыске. Количество террористических актов, устроенных ИГИЛ и другими исламистскими группировками, ужасает: только за последние три недели совершено шесть крупных терактов, в которых погибло до 500 человек. При этом два крупнейших теракта – взрыв российского самолета и бойня в Париже – затронули цивилизованные страны. А ведь был еще захват заложников в Мали, десятки нападений на мирных граждан в Израиле и много чего еще. Казалось бы, соответствующий военный ответ напрашивается сам собой. Но всё не так просто.

Во-первых, американский президент, которому осталось лишь год сидеть в Овальном кабинете, совершенно не хочет оставить в наследство после себя новую войну, как это сделал его предшественник, даже несмотря на то, что большинство американцев, как свидетельствуют результаты опросов, опубликованные Time, поддерживают использование наземных войск в Сирии. Во-вторых, западный мир в целом идеологически и морально слаб, что позволяет радикальным группам сеять хаос не только на своей, но и на чужой земле без каких-либо видимых для себя последствий. В-третьих, есть и практический фактор, напрямую мешающий НАТО объявить войну «Исламскому государству». Этот фактор – Турция.

Турция, член НАТО, имеет свои интересы в Сирии, с которой она граничит. Кстати говоря, именно через практически не охраняемую турецко-сирийскую границу проникают завербованные ИГИЛ боевики из европейских стран. Какие же это интересы? Есть в Сирии одна фракция, которую нынешнее турецкое руководство ненавидит куда больше, чем ИГИЛ. Это курды, с которыми турки конфликтуют, а кто-то скажет, что и ведут войну, уже 30 лет. Курды при этом являются единственной силой, которая успешно воюет с «Исламским государством» на земле. При этом разгром ИГИЛ, который (ИГИЛ, а не разгром) Турция поддерживает, как минимум, молчаливо, и наведение порядка в Сирии и Ираке практически наверняка приведут к официальному созданию Курдистана, чего нынешняя Турция допустить никак не может. Такая вот большая, а скорее всего, не очень, политика, которая никуда, в отличие от 130 парижан и гостей французской столицы, не делась.

Где же Израиль на этом празднике смерти, спросите вы? К счастью, он пока что остается сторонним наблюдателем. Несмотря на близость групп, присягнувших на верность ИГИЛ, к Голанским высотам и Синайской границе, на данный момент Израиль ни разу не вступал в вооруженное противостояние с боевиками «Исламского государства». Хорошие новости, правда, на этом заканчиваются. ИГИЛ точно так же полон решимости уничтожить еврейское государство, как и Иран.

Даже после событий во Франции европейские бюрократы не поубавили свою антиизраильскую риторику, иногда даже заигрываясь и заявляя, что парижская трагедия, дескать, случилась из-за того, что палестино-израильский конфликт до сих пор не разрешен. Театр абсурда, конечно, но подумайте сами, что менее опасно: поносить Израиль или бороться с радикальным исламом? Тем более что второй вариант влечет за собой неминуемые жертвы, а способность брать на себя ответственность за что-либо осталась лишь у малой горстки европейских политиков.

Между тем, террористическая угроза и жизнь в условиях военного времени уже не только на словах грозит жителям европейских городов. После Франции, продлившей чрезвычайное положение на три месяца, максимальный уровень террористической угрозы объявлен в Брюсселе, в город введены войска. Аресты проходят по всей Европе – от Лондона до Молдовы. Идут аресты и в США. Паниковать, как говорится, пока что рановато, но всерьез задуматься стоит. Без полномасштабной войны, судя по всему, уже не обойтись, но вот кто отважится ее начать?

В одном из своих романов Курт Воннегут писал: «Жизнь и так трудная штука – зачем же людям еще мучиться из-за каких-то денег?!» Если западные страны провалят тест на государственность, а ИГИЛ, напротив, его пройдет, превратившись хоть и в террористическое, но функционирующее государство, нам всем придется подготовиться к тому, что в ближайшем будущем деньги будут наименьшей из всех наших проблем.

Об авторе:

Даниил Готштейн – журналист, а также программист с техническим образованием. 

Закончив МИФИ и проработав некоторое время по специальности в России, уехал в Израиль с целью попробовать свои силы в журналистике. Последний год работал в различных израильских СМИ – от стартапов до крупной англоязычной онлайн-газеты.

 Мнения редакции и автора могут не совпадать.