Колумнистика

Гюльнара Мурадова

Бастуют все!

20.05.2016

Бастуют все!

20.05.2016

Сразу после праздника Песах школьники забастовали. Всеизраильское объединение учащихся – их официальный орган – предъявило министерству просвещения ультиматум: либо вернёте ежегодные походы и экскурсии, либо школы опустеют. «Израильские подростки – нахальные бездельники», – возопили тысячи взрослых. И были неправы.

В Израиле и недели не проходит без забастовки, и это не художественная гипертрофия. С начала года о «состоянии трудового конфликта» объявили служащие прокуратуры, системы государственного страхования, налоговой службы, экзаменаторы по вождению и стоматологи. Ученые из научно-исследовательского института Вейцмана остановили опыты, а сотрудники службы продаж Hotmobile – обзвон клиентов. За неделю до Нового года едва не забастовали вообще все госструктуры Израиля – так Всеобщее объединение профсоюзов (Гистадрут) боролось за массовое повышение зарплат. Прошлым летом протесты работников тель-авивского аэропорта «Бен Гурион» чуть не оставили десятки тысяч туристов и израильтян на чемоданах. Сейчас, пока я пишу эти строки, бастуют пляжные спасатели – уже в первый день нового купального сезона они отказались выходить на работу.

Привыкнув за несколько лет жизни в Израиле читать новости о забастовках, я даже не удивилась, услышав, что школьники бойкотируют занятия. Нормальная такая возможность прогулять уроки. Впрочем, я и в забастовках в местном МВД вижу главным образом желание увильнуть от работы. К тому же поводы для протестных акций у школьников какие-то неубедительные: хотят вернуть школьные экскурсии и возобновить экзамены на водительские права. Нет бы потребовать увеличения количества часов на изучение английского или, на худой конец, физкультуры.

Мою интуитивную идею о школьниках-бездельниках, как оказалось, разделяет немало израильтян. Среди них и глава объединения учителей средних и старших школ Ран Эрез. В недавнем интервью на 10-м канале он заявил, что, мол, всё бы этим избалованным подросткам развлекаться и бегать по экскурсиям. Лучше бы учились, вместо того чтобы бастовать!

При этом парадоксальным образом именно Ран Эрез ответственен за развитие протестного движения у школьников. По крайней мере, так считает один мой знакомый учитель старших классов. Он говорит, что с тех пор как Эрез возглавил объединение учителей, забастовки педагогов объявляют не реже раза в месяц с требованиями повышения зарплат, уменьшения числа учащихся в классах, ремонта школ и прочего, и прочего. Что удивительного, если дети последовали примеру наставников?

Нынешняя серия забастовок школьников стала ответом именно на акции учителей. Всё началось в ноябре 2014 года, когда во время школьной экскурсии погиб подросток из Иерусалима. В его смерти признали виновным замдиректора школы, которого обвинили в халатности и приговорили к трем месяцам тюрьмы условно, 400 часам общественных работ и штрафу в размере 10 тысяч шекелей. В ответ на приговор учителя забастовали, потребовав отменить уголовную ответственность за несчастные случаи, происходящие вне стен школы, или нанять дополнительную охрану, которая будет следить за школьниками на выезде. А также объявили бойкот внеклассных мероприятий в старших классах, заявив, что не готовы нести личную ответственность за безопасность детей вне стен школы.

Ученики, недовольные отменой походов, тоже решили устроить протесты – и в январе 2015 года объявили первую стачку длиной в три дня. Кстати, школьников поддержали лишившиеся части работы экскурсоводы, которые устроили пикет у офиса объединения учителей. Вторая забастовка подростков стала ответом на другую забастовку, которую устроили инструкторы, бойкотирующие экзамены по вождению. Строго говоря, принимают или не принимают экзамены на права, израильских школьников не касается – в программу среднего образования они не входят. Но, как объяснил мне один 16-летний юноша, все на курсах вождения – обычные студенты, раз учатся. Значит, их права тоже нужно защищать. Вот «профсоюз школьников» и решил поддержать своих старших коллег и таким образом привлечь внимание правительства к тому, что экзамены на права уже два месяца не принимаются.

«Мы стремимся к демократии, хотя и понимаем, что наша возможность повлиять – минимальна», – говорит 16-летний Дани. Его позиция может показаться идеалистической, но он явно в нее верит. Вполне возможно, что тысячи израильских подростков действительно участвуют в забастовках из идейных соображений, а не ради возможности выспаться посреди недели. В пользу этой версии говорит и то, что в каждой школе бойкот уроков проходит не больше дня-двух. При этом старшеклассники не пропускают экзамены и контрольные, если они выпадают на дни протестов.

В ситуации с забастовками подростков для взрослого естественно встать на сторону учителей. Израильские школьники действительно бесшабашны, громогласны, у них на все есть собственное мнение и нет никакого пиетета перед старшими. Если ночью в походе они решат погулять вдоль обрыва – остановить их будет невозможно. А нести ответственность за сорвавшихся – учителям.

Полностью понимая учителей, я всё же нахожу смысл и в забастовке подопечных. Школа – это общество в миниатюре, со своими законами, институтами власти, социальными интеракциями. Подростковые протесты – отличная возможность для молодежи научиться бороться за свои права и вести переговоры. Я надеюсь только, что усвоившие этот урок 16-летние израильтяне не будут использовать забастовки как основной метод борьбы. Иначе в будущем попасть в приёмные дни в прокуратуру, к стоматологу или страховому агенту, не говоря уж об МВД, станет еще сложнее.

Автор о себе:
 
Родилась в Москве в 1986 году. Среди моих предков были и евреи, и казаки, и азербайджанцы – в честь прапрабабушки из Гянджи меня и нарекли. Закончив истфак МГУ, занялась журналистикой. Продолжила работать редактором и в Израиле, где живу с 2013 года. В настоящее время получаю вторую степень по коммуникациям в Еврейском университете Иерусалима.

Мнения редакции и автора могут не совпадать