Колумнистика

Меир Антопольский

Монополия на еду

21.06.2016

Монополия на еду

21.06.2016

Не так много структур в Израиле, чьи идеалы и дух столь различны, как у Верховного суда и Главного раввината. И если Верховный суд принимает сторону раввината, как это было недавно в деле «о частном кашруте», то стоит обратить на этот случай особое внимание, тем более что перед нами юридический казус. Не просто юридическое крючкотворство, а вполне серьезный спор. Формально – о нашей, родной, еврейской религии. Но за спором – немалые деньги, которые, конечно, на дороге не валяются.

Как известно, значительная часть израильтян, в том числе и тех, кто в других вопросах далек от религии, старается есть кошерную еду. Кто строже в этих вопросах, кто вольнее, но лишь для самого меньшинства это вовсе не важно. Поэтому, естественно, почти все производители продуктов, рестораны, кафе и даже забегаловки заинтересованы получить сертификат кошерности, значительно расширяющий круг их потенциальных клиентов.

В замкнутых общинах, где все знают друг друга, наличие сертификата не имеет такого уж принципиального значения. Например, в Меа-Шеарим – одном из самых закрытых иудейских религиозных кварталов в Иерусалиме – есть немало заведений, у которых сроду не было никакого сертификата: соседи их знают десятилетиями и доверяют на сто процентов без всяких бумажек, а посетителям извне вряд ли придет в голову подозревать обитателя ультраортодоксального квартала в некошерности.

Однако в общеизраильских реалиях не всегда можно полагаться на хозяина конкретного заведения. Во-первых, вы не всегда даже знаете, кто хозяин, а во-вторых – даже если он внешне выглядит приличным, откуда вам знать, что у него есть достаточные знания в сфере кашрута и, главное, желание соблюдать его правила. Поэтому полагаются на сертификат, а по сути – на машгиахов, инспекторов, проверяющих соблюдение этих правил.

Исстари в Израиле есть два вида таких инспекторов. Одни действуют от имени раввинов городов, которые, в свою очередь, являются частью Главного раввината Израиля. Другие – от тех или иных независимых – частных или общественных – структур, таких как различные бейт-дины, автономные религиозные суды, которые, по замыслу, должны предъявлять более высокие требования и обеспечивать более тщательный контроль, пусть и над меньшим числом заведений, чем Главный раввинат.

При этом по закону титул «кошерно» на вывеску заведения мог повесить только тот владелец, который получил его в официальном Главном раввинате или в его представительстве в одном из городов. То же относилось и к производителям продуктов питания. Но на практике за этим никто не следил. Тем более что некоторые рестораны и производители продуктов владели сразу несколькими сертификатами кошерности – и от Главного раввината, и от бейт-динов. Желание хозяев заручиться поддержкой сразу нескольких структур, навесить на вход целую галерею сертификатов и тем самым расширить рынок сбыта – понятно, но это неизбежно связано с немалыми затратами, так как заведение должно оплачивать сертификацию и возникающие вместе с ней расходы. Всё это в конечном счете отражается на ценах и одновременно приводит к финансовому удушению и закрытию маленьких семейных заведений.

Эти и другие трудности в сфере кашрута заставили несколько лет назад группу иерусалимских ресторанов и кафе отказаться от казенного сертификата и создать независимую систему кашрута, которой они дали название «Ашгаха пратит», что само по себе содержит восхитительную игру слов – ведь это выражение можно перевести с иврита и как «частный надзор», и как «Б-жественное Провидение». Не случайно это произошло именно в Иерусалиме – еврейское население города настроено так, что некошерные заведения постепенно тихо загибаются из-за недостатка посетителей.

Во главе «Ашгаха пратит» стоит ортодоксальный раввин Аарон Лейбович из района Нахлаот в Иерусалиме. Концепция проекта основана, в первую очередь, на убежденности в том, что соблюдение законов кошерной пищи важно для всех участников рынка – и для предпринимателей, и для клиентов, и для инспекторов кашрута. Убежденность эта должна порождать отношение доверия. Ведь ясно же: если кто-то поставит себе задачу во чтобы то ни стало обмануть клиента и подсунуть ему свинину вместо кошерного куска мяса, он это сделает, какой бы суровый контроль над ним ни был установлен.

Принципы работы «Ашгаха пратит» включают в себя обучение хозяев и работников кухни правилам кашрута, физическое участие инспекторов в работе на кухне, и самое главное – условие, что кухня и склад продуктов должны быть открыты и доступны для осмотра не только инспекторам, но рядовым клиентам.

Понятное дело, что Главному раввинату эта затея категорически не понравилась. Одно дело – мириться с наличием бейт-динов, за которыми стоят мощные религиозные общины, а иногда и даже целые течения внутри иудаизма, другое дело – новая, неизвестно откуда взявшаяся общественная инициатива… И на рестораны, находящиеся под сертификацией «Ашгаха пратит», веером посыпались штрафы за «ложные» вывески о кошерности. И в то время как даже юридический советник правительства встал на защиту общественного проекта, Верховный суд своим решением постановил, что лишь Главный раввинат уполномочен определять, что кошерно, а что нет.

Понятно, что деньги и политика играют не последнюю роль в этой грустной истории. Но одновременно она порождает и фундаментальный религиозный вопрос: кто в нашей еврейской религии несет ответственность за то, что кошерно, а что – нет? У нас нет папы и епископов, нет Вселенских и Поместных соборов, нет аятолл и халифов. В конечном счете, каждый из нас, каждый еврей – старый или молодой, женщина или мужчина, образованный или не очень – сам принимает решения и сам несет за них ответственность. Перед Б-гом и перед своей совестью.

Тот же раввин Аарон Лейбович недавно опубликовал пронзительную статью, в которой рассматривает вопрос, нужен ли нам вообще раввин в наш XXIвек? И если да – то зачем. Лейбович констатирует, что практически вся религиозная литература с ее сотнями тысяч томов доступна каждому в интернете. А если ты не нашел там, чего искал – ответ можно получить в ходе обсуждения в интернет-форуме. Разве и сам Талмуд не есть собрание споров мудрецов? Причем в интернет-форумах значение имеет не титул или громкое имя, а умение привести аргументы и внятно их изложить. И ведь все больше религиозных евреев так и поступает – вместо того чтобы бежать со своей кастрюлей к раввину, как в старые времена.

Лейбович считает, если раввины будут продолжать навязывать людям ответы, которых у них не просили, вместо того чтобы помочь человеку вести свой личный диалог с Торой и Вс-вышним – раввины окажутся просто никому не нужны. И значительно быстрей, чем им это кажется. И если евреи объединяются, чтобы своими силами обеспечить себе и другим кошерную еду, а раввины встают у них на пути, то они тем самым только приближают свой крах.