Колумнистика

Петр Люкимсон

Исповедь криминалиста

13.05.2022

Исповедь криминалиста

13.05.2022

Вот уже почти тридцать лет я, помимо прочего, веду в газете криминальную хронику и пишу судебные очерки. Поэтому через меня ежедневно проходит бесконечный поток сводок о совершенных в Израиле убийствах и ограблениях, изнасилованиях и даже инцестах. Всё то, что Максим Горький называл «свинцовыми мерзостями жизни».

Разумеется, волей-неволей мне приходится следить за реакцией на эти происшествия в социальных сетях. И я давно обратил внимание на разницу, с которой люди относятся к преступнику в зависимости от его религиозности. Если преступление совершил тот или иной ничем не примечательный подонок, обычный «человек из толпы», то реакция всегда адресная и зачастую вполне гуманная. Мол, оступился человек, с кем не бывает.

Но если же преступником оказался религиозный еврей или, того хуже, раввин, то в израильском обществе тут же начинается свистопляска под лозунгом: «Все религиозные такие!». И поднимаются крики, что верой они, дескать, просто прикрывают свою порочную сущность.

Признаюсь, меня такая реакция всегда удивляла вне зависимости от степени моей религиозности. Во-первых, я хорошо знаком со статистикой криминала и знаю, что по факту преступность в религиозной среде намного ниже, чем в светской. А во-вторых, обвинения такого рода для криминалиста всегда звучат нелепо – ведь негодяи и прохиндеи есть абсолютно в любой когорте населения. И та деталь, что подозреваемый носит принятую в религиозной среде одежду или же сдал экзамены на звание раввина, никак не свидетельствует ни о его человеческих качествах, ни об убеждениях.

Возможно, за злорадством со стороны светской части общества стоит попытка самооправдаться: мол, какой правильный выбор мы сделали, отказавшись от всякой связи с религией – ведь в подобных случаях они ищут и находят позитивное подтверждение своих антирелигиозных воззрений.

Но есть ли у нас вообще право предъявлять кому-либо более высокие моральные требования, чем мы предъявляем к самим себе, да лишь на том основании, что этот человек в силу своего рождения оказался в системе, которая предполагает следование этим более высоким моральным нормам, да вот на беду свою не справился?

Для меня лично ответ на этот вопрос всегда был очевиден. Однако, перечитывая библейский отрывок «Эмор», который будут торжественно оглашать во всех синагогах диаспоры в эту субботу, я неожиданно понял, что всё далеко не так однозначно. Причем с первых же его строк. «Скажи священнослужителям, сынам Аарона скажи, чтобы не осквернялся никто из них!» – требует Ветхий днями от Моисея. И зацепились мои глаза за это двойное «скажи».

Как выяснилось, в Талмуде это повторение объясняется необходимостью усилить посыл и дополнительно «предостеречь больших относительно малых». Но и это объяснение нуждается, в свою очередь, в комментариях.

Если упростить: таким образом Тора предостерегает «больших» – то есть выделенных по сравнению с остальным обществом – о том, что они должны помнить о своей ответственности перед «малыми» – обычными рядовыми обывателями, которые видят в них некий эталон поведения и образец для подражания.

И это касается не только священнослужителей – напомню, что слово «коэн» в буквальном переводе означает просто «служитель», – но и любого, кто решил стать «слугой народа»: политическим или общественным деятелем, раввином или писателем. Как сейчас любят говорить: любой «публичной личностью».

Если уж взял на себя какие-то обязанности – перед Небесами или перед народом, – то помни, что каждый твой поступок, каждое твоё слово не останутся незамеченными, а потому будь осторожен в них – в делах и поступках. Хотя бы уж по той причине, что логика обывателя проста: если уж такой человек может позволить себе «аморалку», то какой спрос может быть с меня?!

Кстати, комментаторы распространяют предостережение «больших относительно малых» и на родителей, и на учителей: они должны быть втройне осторожны, так как их поступки и образ жизни оказывают на подрастающее поколение куда большее влияние, чем любые нравоучения. И это также означает, что дважды повторенное слово «скажи» обращено к каждому из нас – ведь каждый в определенной роли воспринимается как «большой».

Увы, что там скрывать – очень часто наши политические лидеры, да и духовные учителя оказываются не на высоте, а их поведение вызывает чувство досады и разочарования. Но с годами я понял, что куда важнее не вызвать такого чувства у собственных детей и внуков.