Александр Гринберг

«У каждой страны – свой Гондурас»

Бывший сотрудник израильской разведки, востоковед и полиглот Александр Гринберг в эксклюзивном интервью Jewish.ru раскрыл тайные связи между Израилем и арабскими странами, объяснил, чем катарский кризис полезен для евреев, и рассказал, почему арабы не станут воевать с ними до последнего...

Рубен Гальего

«Будет всё – и Берлин, и лампочки»

Родившись парализованным, Рубен Гальего прошел через ад советских детдомов, вырвался в Европу, написал две пронзительные книги о жизни детей-инвалидов и тут же получил «Букер». В интервью Jewish.ru он рассказал, зачем его дед, генеральный секретарь компартии Испании, хотел его умертвить, как...

Ной Баумбах

«Нью-Йорк переполнен фриками»

Марк Рудинштейн

«Я – Наполеон, но без шизы»

Михаил Липскеров

«Мафии не было, был райком партии»

Виктор Матизен

«Рязанов давал сдачи, да еще как!»

Виктор Матизен

«Рязанов давал сдачи, да еще как!»

Александр Дов и Татьяна Барская

«Убийство в состоянии абсцесса»

Федор Макаров

«Я думаю, скоро загребут опять»

Натан Гринберг

«Они думают, что мы российские агенты»

Марк Рудинштейн

«Нашествие секса на советскую здравницу»

Саша Галицкий

«Дом престарелых – странное место»

Михаил и Лили Идовы

«Нас обвинят в гламуризации СССР»

Леонид Гуткин

«Она – инвалид, а не солдат»

Семен Злотников

«Мир спасет игра»

Ричард Гир

«И я подвергся еврейскому влиянию»

Ричард Гир сыграл главного еврея в фильме израильского режиссера Джозефа Сидара. Наш корреспондент в Нью-Йорке побывала на закрытом предпоказе фильма «Стратегия Оппенгеймера» и узнала у Ричарда Гира, каково ему было вживаться в роль еврея.

Рута Ванагайте

«Чьи зубы у ваших бабушек во рту?»

Рута Ванагайте написала книгу «Наши», где рассказала, как добропорядочные литовцы убивали евреев во время Второй мировой. И тут же стала «врагом народа»: получала угрозы, теряла друзей. В эксклюзивном интервью Jewish.ru она рассказала, как 900 немцев заставили убить 200 тысяч евреев и каково...

Виктор Матизен

«Михалков потерял и совесть, и талант»

Анна Халдей

«Пуля прошла через мать и застряла в нем»

Эрвин Гааз

«Любимов был хозяином Таганки, а не учителем»

Михаил Лабковский

«Тревожность стала нормой»