Серж Генсбур мстил за желтую звезду

30.07.2010

Многие евреи после ужасов Холокоста и представить себе не могли, что о печально известной желтой нашивке в виде магендовида можно так легко спеть на эстраде, как сделал это легендарный французский шансонье Серж Генсбур.

Генсбур никогда не придерживался общепринятых норм и взглядов — именно за это его любили и продолжают любить миллионы поклонников. Его песня «Я тебя люблю, я тебя тоже нет», исполненная в дуэте со своей музой Джейн Биркин, стала одним из самых громких хитов 60-х годов. Генсбур прославился не только как талантливый артист, но и как мастер эпатажа: его откровенные тексты песен и поступки нередко становились причинами громких скандалов. Его песни исполняли такие популярные французские певицы, как Джульетт Греко и Франсуаза Харди, Джейн Биркин и Бриджит Бардо. С последними, стоит сказать, Генсбура связывало не только творчество, но и бурные чувства.

«Провокация — это мой кислород», — признался как-то Генсбур в одном из своих интервью.

Свое детство Серж (урожденный Люсьен Гинзбург), провел в оккупированной немцами Франции. Детские годы во многом определили неординарную и немного нахальную натуру будущего кумира Франции. Кинолента 38-летнего французского режиссера Жоана Сфара «Генсбур: Любовь хулигана» стала настоящей одой выдающемуся артисту. Фильм выполнен в смелой, элегантной и экспрессионистской манере, что несомненно понравилось бы самому «провокатору» Генсбуру. В образе Сержа предстал французский актер и музыкант Эрик Эльмонио, роль неподражаемой Бриджит Бардо досталась французской фотомодели Летиции Касте.

Люсьен Генсбур родился 2 апреля 1928-го года в Париже в семье еврейских эмигрантов из Одессы. В годы Второй мировой войны подросток Люсьен, как и другие парижские евреи, был вынужден надеть желтую нашивку в виде магендовида. Семья Гинзбургов до войны вела абсолютно светский образ жизни: они не ходили в синагогу, не жили в еврейском квартале и всячески пытались дистанцироваться от своего еврейства. Чувство униженности и горькой обиды от всего происходящего оставили большой след в душе юного Люсьена.

Режиссер фильма Сфар считает, что нацисты «вынудили» артиста быть евреем. «Как правило, еврейское самосознание открывается в человеке либо благодаря родителям, либо благодаря раввину. Генсбур был типичным парижанином, он не знал молитв, не знал иврита, — говорит Сфар. — Его родители были убеждены, что Франция — современная страна с гуманистическими идеями 18-го века. И вот, их заставили носить нашивку. С позиции ребенка, это не столько трагедия, сколько полный абсурд».

Нацистская антисемитская пропаганда очень травмировала юного Люсьена. Он мучился от своего внешнего сходства с карикатурными образами евреев, которые взирали с агитплакатов по всему Парижу. Особенно Люсьен стеснялся своего «истинно еврейского» носа.

«Он считал себя уродливым, — рассказывает Сфар. — Он ненавидел свою внешность, несмотря на то, что всегда пользовался большим успехом у женщин. Его обаяние крылось в его внутреннем мире и умении подать себя, которое он выработал в годы войны. Друзья нередко жалели его, приговаривая, что бедный Люсьен — вылитый еврей с немецкой карикатуры. Однажды учитель, увидев его в школе, воскликнул: “Ну и воняет же здесь!”. После этого Сержу пришлось уйти из школы. Такие вещи закалили его характер»

Во Франции Жоан Сфар известен как автор серии комиксов «Раввин и его кот» о приключениях говорящего кота в семье алжирского раввина. Сам Сфар признается, что его творчество неразрывно связано с его еврейским самосознанием. Его отец – выходец из Алжира, а мать украинская еврейка. Режиссер отмечает, что большое влияние на него один из самых выдающихся художников прошлого века Марк Шагал.

Серж Генсбур скончался в марте 1991-го года от сердечного приступа. Ему было всего 63 года.

Соня Бакулина