Унитазы Древней Иудеи

08.11.2016

Унитаз в центре храма на развалинах древнего еврейского города Лахиш поразил археологов больше всего. Каково же было их удивление, когда они узнали, что нужник установил сам царь Хизкиягу. Зачем иудейский царь установил туалет в храме?

Конец VIII века до н.э. стал тяжелым временем для всего Ближнего Востока: как чудовищный каток прошли по городам и странам войска ассирийской империи. Пало Израильское царство, разрушена была его столица – прекрасный Шомрон. Ассирийская же столица империи была в Ниневии, и примечательно, что сейчас практически там же, в Мосуле, сидит новый «халиф» – лидер ИГИЛа (запрещенная в РФ организация) Абу Бакр, духовный наследник ассирийских головорезов.

Вслед за Израильским царством, в 701 г. до н.э., беда приходит и в Иудейское – большая его часть захвачена ассирийцами. Все, что осталось от еврейской независимости – иудейский царь с его двором и малым войском, держащиеся в осажденном Иерусалиме. Но царь, похоже, готов уже сдаться, причем на самых унизительных условиях. «И в четырнадцатый год правления царя Хизкиягу, поднялся царь Ассирийский против всех укрепленных городов Йеуды и захватил их. И Хизкиягу, царь Иудейский, послал в Лахиш сказать царю Ассирийскому: “Грешен я, отступись от меня. Всё, что ты возложишь на меня – я вынесу”», – гласит Вторая книга Царств.

Лахиш был тогда вторым по размеру и значению городом царства, естественно, после Иерусалима. Защитники Лахиша долго сопротивлялись врагам – об этом рассказывает и найденный в Ниневии барельеф, на котором пленные еврейские воины проходят перед троном ассирийского владыки, и письма, найденные в самом городе. Особенно знаменит этот проникновенный отрывок – похоже, так и не отправленный рапорт из осажденного города в Иерусалим: «Мы в Лахише факелы зажигаем, как повелел государь, и вот Азеки уже не видно». Азека – это соседний город, павший, видимо, раньше Лахиша.

Раскопки Лахиша были начаты еще в 1924 году, но конца и края им нет и по сей день, и каждый новый археологический сезон приносит фундаментальные открытия. В этом году, например, ученые раскопали монументальные городские ворота. При этом надо понимать, что ворота древнего города, про которые мы неоднократно читаем в библейском тексте, что «сидели в воротах и уважаемые люди, и старейшины» – это не просто створки и косяки. Это всегда длинный проход – в Лахише он почти 25 метров, – ведущий от наружных ворот внутрь города, а вдоль него по обеим сторонам тянутся помещения: в мирное время в этих «комнатах» располагались торговцы и местные чиновники, в час войны эти помещения служили защитникам ворот.

В воротах Лахиша найдено множество посуды, печати-клейма с гербом царя Хизкиягу: крылатым солнцем и слоганом «принадлежит царю Хеврона», а также печати с именем еще одного человека по имени Нахем Авди – вероятно, городского чиновника. Нашли и скамьи, на которых, предположительно, заседали старейшины. Но одна из комнат вызвала особый интерес ученых: в ней оказалось небольшое местное святилище. Там стоит жертвенник – типичный еврейский жертвенник библейских времен с четырьмя рогами, таких ученые уже немало нашли. На жертвеннике, судя по остаткам, приносили в основном растительные жертвы: скорее всего, мучные лепешки, масло и вино. При этом жертвенник кто-то специально повредил, отбив ему его четыре рога. Но самое удивительное – прямо перед жертвенником стоял древний каменный унитаз.

В предназначении этой каменной конструкции, весьма похожей по форме на дачные унитазы наших времён, нет никаких сомнений. Впрочем, судя по химическому анализу остатков на дне унитаза, по назначению он совсем не использовался – это не в пылу войны солдатня справляла нужду, это кто-то осознано, торжественно и демонстративно превратил городское святилище в сортир. И дата этого события определяется совершенно однозначно: ворота пали в 701 году до н.э., спустя какое-то время город был восстановлен, но ворота были уже новые – другие и поменьше, а после разрушения Первого Храма город Лахиш и вовсе пришел в упадок. Получается, что унитаз в храме установили именно во времена царя Хизкиягу.

Несмотря на всю странность ситуации, она не должна нас удивлять: еще до нашествия ассирийцев царь Хизкиягу вошёл в историю как религиозный реформатор, ревнитель единства, беспощадно искоренявший всякое служение, кроме Иерусалимского Храма. «И делал он угодное в очах Господних: отменил высоты, разбил статуи, срубил дубраву и истребил медного змея», – свидетельствует Вторая книга Царств. Получается, что ученым во время раскопок в Лахише удалось найти прямое материальное свидетельство великой религиозной реформы царя Хизкиягу.

Священное Писание, впрочем, не рассказывает нам о таком способе борьбы в Иудее с местными культами, как превращение святилища в нужник, но такие случаи были на несколько десятилетий раньше в северном Израильском царстве. Там после свержения своего предшественника царь Йеху взялся за искоренение языческого культа Баала и устроил в центральном капище этого идола туалет. «И разбили они памятник Баалу, и разрушили дом Баала, и сделали из него отхожее место», – фиксирует всё та же Вторая книга Царств.

В дальнейшем священный текст рассказывает нам, как внезапно и чудесно оборвалось нашествие ассирийцев на Иудею, как были спасены жители Иерусалима и евреи получили в дар полтора века относительного спокойствия, вплоть до разрушения Первого Храма и Вавилонского изгнания. В религиозном и национальном смыслах это были самые важные полтора века в еврейской истории – сто пятьдесят лет мирной жизни, служения и пророчества заложили основание, на котором в значительной степени иудаизм держится до сих пор.