Газ напоказ

31.10.2022

О главном достижении уходящего израильского правительства рассказывает бывший сотрудник израильской разведки Александр Гринберг.

Завтра в Израиле пройдут выборы. Досрочные и внеочередные – как и всегда в последнее время. И пусть впереди нас ещё ждут непростые переговоры о новой коалиции, нынешнее, 36-е по счёту правительство Израиля уходит в небытие. И аналитики уже начали вовсю подводить итоги его не самой краткосрочной по нынешним временам каденции.

Если подойти к ней с историческими мерками, то главным стратегическим достижением правительства оказалось случившееся на днях подписание договора о демаркации морской границы с Ливаном. Мы подробно освещали все перипетии, связанные с подготовкой и согласованием договора, а также тем политическим возмущением, которое он поднял в обществе и прежде всего в «правой оппозиции», что, конечно, было связано с жаркой предвыборной кампанией. И в данной статье мы хотели бы остановиться не столько на деталях соглашения, сколько на его стратегических мотивах.

Во-первых, следует оговориться – речь не идет о нормализации отношений между Израилем и Ливаном, о чём поспешили возвестить многие мировые СМИ. Еврейское государство как находилось, так и находится в состоянии войны со своим северным соседом. Ещё с 1948 года. И в одночасье это измениться не может, как бы ни стремилось к нормализации отношений само ливанское правительство. Оно просто не может не считаться с позицией террористической организации «Хезболла», контролирующей значительную часть Ливана и способной наложить фактическое вето на любое решение правительства. Посмеющие его ослушаться – рискуют жизнью в прямом значении этих слов. А финансируемая на иранские деньги «Хезболла» вряд ли получит из Тегерана одобрение на нормализацию отношений с Израилем. Именно поэтому начавшиеся ещё в 2011 году переговоры почти целое десятилетие не приносили результата.

Что же изменилось, почему Ливан сейчас согласился на договор? Да просто Ливан оказался сейчас в катастрофическом положении. Страна находится на гране банкротства: ливанский ВВП сократился более чем вдвое – с $55 млрд до $18 млрд. Инфляция по итогам этого года составит свыше 160%, а ливанский фунт девальвировался на чёрном рынке на 90%. Электричество в стране отключается по нескольку раз в день, а на улицах уже начинается вакханалия: были зафиксированы случаи ограбления банков отчаявшимися вкладчиками – ведь почти все ливанские банки потерпели банкротство и не возвращают вклады населению.

Подписание договора с Израилем позволяет Ливану незамедлительно вместе с французской энергетической компанией Total начать наконец разработку отходящего к нему газового месторождения «Кана». И хоть это не спасёт Ливан от всех проблем, но позволит по крайней мере решить энергетические: снизит зависимость от импорта топлива, а в потенциале позволит даже помыслить о его экспорте. И уж точно – получить под эти проекты новые займы от МВФ, МБРР или европейских банков.

Любопытно, что «Хезболла» в последний момент, когда дело было уже на мази, как сообщает агентство Reuters, поддержала финальный вариант договора с Израилем. Более того, лидер организации Хасан Насралла, так противившийся его заключению, теперь объявил, что соглашение с Израилем – это заслуга возглавляемой им группировки.

Такую способность переодеваться прямо в воздухе Насралла демонстрирует не впервые. Дело в том, что хоть «Хезболла» и проиранская организация, но она всё-таки местная ливанская структура, которая не может не думать о своём имидже внутри страны, который и так уже сильно пострадал во время последних выборов. Тем более что для большинства ливанцев не секрет, кто в стране является единственным бенефициаром энергетического кризиса – ведь именно «Хезболла» стоит на потоках импорта топлива из Ирана. И пусть «Хезболла» по-прежнему держит Ливан за горло, однако даже Насралла не может позволить себе совсем уж не думать о политических последствиях для своей организации за срыв договора с Израилем.

Израилю этот договор позволяет спокойно начать масштабную добычу на месторождении «Кариш». Не то чтобы Израиль сильно пугали угрозы «Хезболлы» – пробная прокачка газа на «Карише» началась ещё до подписания соглашения. Да и заявления Насраллы, что «не нужно больше направлять беспилотники, потому что цель достигнута», никого в ЦАХАЛе в заблуждение не введут. Однако Насралла понимает, что даже маленькая провокация с беспилотниками рискует закончиться большой войной, чего ему не простит ливанское население. Да, договор не гарантирует, что в какой-то момент «Хезболла» не атакует платформы на израильском месторождении «Кариш», но 100-процентных гарантий в международной политике вообще не бывает. Однако потенциальная угроза в будущем и конкретная сейчас – это разные военные условия.

Сам факт подписания соглашения снижает напряженность, что сразу же отразится на некотором снижении расходов на охрану и безопасность газовых месторождений, которые сами по себе обходятся в копеечку. А стоимость конфликта с «Хезболлой», по различным оценкам, могла достигнуть 120 млрд шекелей, или почти $35 млрд.

Ещё один стратегический мотив для Израиля – в договоре Ливан фактически подтверждает сложившийся статус-кво, при котором граница проходит по стратегически важной для Израиля «линии буёв». И фиксация этого в подписанном Ливаном договоре закрывает для него впоследствии возможность оспаривать прохождение границы по этой линии.

И последний, а со стратегической точки зрения главный мотив – Израиль ведь планирует не просто добычу газа на «Карише» для собственного потребления, а хочет на его базе и на основе уже давно функционирующих месторождений «Левиафан» и «Тамар» наладить экспорт газа в Турцию и Южную Европу. Этот проект сулил большие прибыли и раньше, а сейчас – в условиях энергетического кризиса в Европе – должен быть реализован как можно скорее. Построение такой газовой империи потребует привлечения для работы множества иностранных партнёров: банков, строительных компаний, логистических операторов – что невозможно без соглашения, легитимизирующего в международном пространстве права Израиля на месторождение «Кариш» и официально снимающего любые претензии ливанцев в будущем.