Гроссман вне времени

30.05.2011

В июне выходит новый роман известного израильского писателя Давида Гроссмана «Вне времени» (ивр. – «Нофэль михуц лазман»). Книга посвящена людям, пережившим страшную трагедию, — гибель собственных детей. Роман во многом автобиографичен — основывается на пережитом самим Гроссманом. Пять лет назад, во время Второй ливанской войны, погиб сын писателя, Ури.

Главный герой книги, как и ее автор, пять лет назад пережил смерть своего ребенка. Он всячески избегает этой темы, предпочитая держать горе «в себе». Однажды он решает нарушить «обет молчания» и отправляется на поиски своего погибшего сына. Его путь лежит на тот свет, где к нему один за другим присоединяются другие безутешные родители, так и не сумевшие смириться с потерей своих детей. Они, как и главный герой, на протяжении долгих лет боялись дать волю собственным чувствам. Теперь они готовы найти в себе силы, чтобы справиться с горем, терзавшим их на протяжении многих лет. Им предстоит преодолеть внутренний барьер, который они возвели своими же руками.

Рукопись романа попала в руки редактора Гроссмана, профессора Менахема Перри, всего месяц назад. «Прочитав ее, я просто потерял дар речи, — признается он, — я тут же позвонил Гроссману и сказал, что роман непременно будет опубликован. Он в течение нескольких лет трудился над этим произведением».

Начиная с 1 июня роман можно будет купить в интернет-магазине издательского дома Hasifiria Hahadasha, однако приобрести его смогу только члены клуба издательства. 15 июня новый роман Давида Гроссмана будет представлен на Неделе ивритской книги в Тель-Авиве и Иерусалиме. В следующем году книга будет переведена на английский.

Гроссман подчеркнул, что продажи романа не будут сопровождаться громкими промо-акциями и интервью в прессе.

«Я понимаю и уважаю его решение, — говорит Перри, — он вложил в эту книгу очень много сил, и каждое интервью, данное им на эту тему, будет лишь отвлекать читателя от истинной сути романа, который нужно просто прочитать». Редактор отметил, что, несмотря на то, что в романе много личного, его едва ли можно назвать автобиографичным.

Полина Ковалевич