Последний идеалист советского кино

18.11.2011

90 лет назад родился Эмиль Брагинский —драматург и киносценарист, которого называют «последним идеалистом советского кино». «Я создаю не идеальные образы, — объяснял он, — а образы людей, которых люблю сам. И мне хочется, чтобы зрители любили их тоже».

Эмиль (Эммануил) Вениаминович Брагинский родился 19 ноября 1921 года в Москве. В 1953 году окончил Московский юридический институт. Как киносценарист он дебютировал в 1955 году фильмом «В квадрате 45». С 1963 года Эмиль Брагинский работал в творческом содружестве с Эльдаром Рязановым. Первой их совместной работой стала вышедшая на экраны страны в 1966 году комедийная лента «Берегись автомобиля», снискавшая огромный зрительский успех. Затем последовали «Зигзаг удачи» (1968), «Старики-разбойники» (1971), «Невероятные приключения итальянцев в России» (1973), «Ирония судьбы, или С легким паром!» (1975), «Служебный роман» (по пьесе «Сослуживцы») (1977), «Гараж» (1979), «Забытая мелодия для флейты» (1987).

Однако тандемом с Рязановым Брагинский не ограничивался. По его сценариям поставлены также фильмы «Учитель пения» Наума Бирмана, «Суета сует» Аллы Суриковой, «Хочу тебе сказать» Василия Пичула, «Артистка из Грибова» Леонида Квинихидзе. Вместе с Валентином Черных Эмиль Брагинский написал сценарии к драматической ленте «Любовь с привилегиями», главные роли в которой исполнили Любовь Полищук и Вячеслав Тихонов, к комедии «Московские каникулы» с Ириной Селезневой и Леонидом Ярмольником. В числе последних работ Эмиля Брагинского— вышедшая в 2000 году комедия «Тихие омуты», которую поставил Эльдар Рязанов.

«Мне довелось писать сценарии с Григорием Гориным и Владимиром Войновичем, Людмилой Разумовской и Генриеттой Альтман, — вспоминает Эльдар Рязанов. — Был в моей биографии случай, когда соавтором оказался классик-драматург Александр Николаевич Островский, правда, он об этом не подозревал. Но больше всего я сочинил вместе с Эмилем Брагинским, причем не только киносценарии, но и повести, и комедии для сцены. Меня частенько спрашивают: “А как же вы пишете вместе? Наверное, вдвоем сочинять значительно труднее, чем в одиночку? Литературное творчество — очень индивидуальный, интимный процесс, как же вы находите общий язык в прямом и переносном смысле?”.... Ежедневно соавторы совершают жуткое насилие над памятью, пытаясь вспомнить занятные случаи, газетные статьи, анекдоты, фабулы других произведений (нельзя ли трансформировать так, чтобы никто не заметил?), судебные процессы, происшествия, фельетоны, истории из собственного прошлого»...

История совместного творчества началась с того, что Рязанов наткнулся на заметку в уголовной хронике, где прочел о том, как некий современный Робин Гуд угонял автомобили у барыг и спекулянтов, а вырученные от продажи деньги отправлял в детские дома. Так в нашем кино появился новый князь Мышкин — скромный, тихий, исполнительный работник, который в минуты борьбы со злом превращался в неистового Дон Кихота — изобретательного, ловкого, целеустремленного. И из обыкновенной криминальной истории получилась комедия о герое, превращавшем свои мечты и иллюзии в реальность борьбы за справедливость. Вскоре появились и другие фильмы сценаристов Брагинского и Рязанова — «Старики-разбойники», «Служебный роман», «Ирония судьбы, или С легким паром»— все они были о любви. Брагинский рассказывал: «Я создаю не идеальные образы, а образы людей, которых люблю сам. И мне хочется, чтобы зрители любили их тоже. Я же закоренелый оптимист, хотя очень многие считают, что это недостаток».

В середине мая 1998 года Эмиль Вениаминович вместе с супругой Ирмой Ефремовной отправились на отдых в Брюссель. В течение двух недель они жили в Бельгии, затем на три дня заглянули в Париж. Оттуда вернулись в Москву. В «Шереметьево-2» самолет прибыл поздно ночью. Говорят, Брагинский, ступая на родную землю, чувствовал себя хорошо, даже шутил с паспортисткой на контроле. Но внезапно схватился за грудь и упал. К сожалению, в аэропорту нет реанимации, нет необходимой в экстренном случае аппаратуры, чтобы помочь больному. Два местных врача пытались сделать драматургу искусственное дыхание, но все было бесполезно. Когда приехала «скорая», он уже скончался.

Сын Эмиля Брагинского, Виктор, — известный художник-пастелист, преподает на художественном факультете ВГИКа.

Фильмы, поставленные по сценариям Брагинского, смотрят миллионы и, можно не сомневаться, будут смотреть все новые поколения зрителей. Кому-то это покажется парадоксом, ведь его время и время его героев ушло безвозвратно. В кино и на телевидении востребованы лишь криминальная чернуха, разврат и мещанские псевдодобродетели общества потребления. Авторам как будто вовсе нет дела до «маленького человека», гоголевского Акакия Акакиевича, образ которого был взлелеян русской классической литературой. А Брагинский писал именно о таком совершенно простом человеке, о простых чувствах, о земных радостях и печалях. Недаром один из последних поставленных по его сценарию фильмов, действие которого происходит уже в постперестроечные годы, так и называется — «Привет, дуралеи!».

Николай Лебедев