Королева фоторепортажа

04.01.2017

Какие-то дни она проводила в блеске и роскоши – тогда весь мир восхищался ее фотографиями Мэрилин Монро, Марлен Дитрих и Элизабет Тейлор. Другие дни были наполнены болью и нищетой, и мир узнавал о тяжкой жизни афроамериканцев в Гарлеме, голодающих детей в Африке, заключенных в Китае и диссидентов в СССР. Пять лет, как не стало королевы фоторепортажа Евы Арнольд.

Первая персональная выставка ее фотографий состоялась в 1980-м, когда ей было почти 70 лет. Да что там – первый ее фотоальбом был издан всего десятью годами ранее. Впрочем, вслед за ним издали сразу еще 13. Но дело было вовсе не в запоздалом признании ее таланта. Хотя обучаться фотографии она действительно начала лишь в 36 лет, уже через несколько лет после этого, в 1951-м, она стала первой женщиной-фотографом легендарного агентства Magnum. Так что к моменту первой выставки она уже давно была известна, по крайней мере, все знали ее серию портретов богатых и знаменитых людей. Взять хотя бы ее фотографии Мэрилин Монро. Все они трепетны и чисты – возможно, потому что между фотографом и звездой зародилась настоящая, искренняя дружба. Просто до поры до времени на выставки банально не хватало времени. Фотограф Ева Арнольд была неутомима, рвалась в командировки во все уголки мира. И фотографии из этих командировок – с запечатленными на них индийскими крестьянами, голодающими африканскими детьми или пациентами советских психиатрических лечебниц – всегда производили неизгладимое впечатление на зрителей, закрепив за Евой Арнольд негласное звание королевы фоторепортажа.

Ни тайной страстью, ни явным желанием фотографировать в детстве Ева не обладала. По ее воспоминаниям, однажды гадалка предсказала матери, что Ева станет очень знаменитой в мужской профессии, к коим тогда относились и фотографы. Но родители решили, что дочка выберет профессию врача. Об этом же все свое детство мечтала и Ева, пока не осознала, что жизненные реалии с ее мечтой несовместимы. Многодетная семья Коэнов, еврейских эмигрантов из России, просто не имела средств на образование своих девяти детей, средней из которых и была Ева, родившаяся 21 апреля 1912 года в Филадельфии.

Уже в 16 лет она покинула отчий дом и перебралась в Нью-Йорк. Не имея крыши над головой, она бралась за любую мало-мальски оплачиваемую работу, и первое время дневная смена в одном месте сменялась ночной сменой в другом. Какое-то время она даже работала в фотолаборатории, проявляя пленки, но несмотря на то, что жизненное призвание находилось буквально в ее руках, мысль о том, чтобы стать фотографом, по признанию самой Евы, ее тогда даже не посещала.

Первый фотоаппарат ей подарили на 30-летие. И весьма скоро первые самостоятельные снимки привели к валу просьб и заказов от друзей и знакомых. Все хотели, чтобы Ева сделала их фотопортрет. Но и при такой востребованности фотография оставалась для Евы не более чем увлечением. Затем последовала Вторая мировая, за время которой Ева вышла замуж, а к моменту ее окончания стала и мамой, в последующие несколько лет сосредоточившись на воспитании сына. Возможно, именно счастливые моменты взросления сына, которые Ева, конечно же, снимала, окончательно и привели ее к мысли, что фотография может быть для нее не просто увлечением.

В 1948 году она поступила на курсы фотографов при Нью-йоркской школе социальных исследований. Занятия вел Алексей Бродович, арт-директор журнала Harper’s Bazaar. Он был более чем впечатлен, когда после выданного задания сделать фотографии на тему моды Ева принесла снимки чернокожих моделей на показе мод в Гарлеме, районе проживания афроамериканцев. До той поры ни один американский журнал не отображал моду чернокожих жителей страны, и фотографии Евы однозначно выделились на общем фоне. Они сразу же были опубликованы в целом ряде весьма известных изданий.

А уже в 1951-м Ева Арнольд, взяв с собой журналы с публикацией ее фотографий и подготовив новую фотосессию о рабочих-мигрантах в Лонг-Айленде, смело пошла в фотоагентство Magnum Photos. Вопреки прогнозам многих, откровенно не веривших, что новичка могут взять в столь солидное агентство, Еву Арнольд сразу пригласили работать внештатным корреспондентом. А в середине 50-х годов она стала уже действительным членом Magnum и первой из пяти женщин, чьи работы были включены в каталог передвижной выставки фотоагентства.

Позже Арнольд говорила, что агентство Magnum и журнал Sunday Times дали ей стабильность и свободу, она могла снимать то, что хотела. И этому были причины, ведь у Арнольд оказалась поразительная способность снимать людей в самые неожиданные моменты, заставая их врасплох. Но при всем этом фотографии были сделаны настолько профессионально, что никто даже не думал предъявлять ей претензии. А уж вопрос этичности так и вовсе никогда не затрагивался, как и вопрос вмешательства в личную жизнь героев ее работ. Для Евы Арнольд это было просто недопустимо, хотя с героями своих фотографий она проводила массу времени, ведь ей не нужны были позы – она искала «чувство реальности». «Я не работала в студии, – вспоминала Ева. – Я не использовала специальное освещение. Я нашла формулу работы, которая была мне приятна: мне не нужно было пугать людей тяжёлым оборудованием, всего лишь маленькая черная коробочка, я и пленка за 5 английских фунтов стерлингов в моем кармане».

Одними из самых известных работ Арнольд считаются фотографии Мэрилин Монро. Большая их часть была издана в книжном формате лишь в 1987 году – там было шесть фотосессий в течение десяти лет, некоторые из них продолжались месяцами во время съемок фильмов с участием Монро. Результатом этих работ стала дружба и доверие, отраженные в фотографиях.

Арнольд работала также и с Элизабет Тейлор, Марлен Дитрих, Джин Симмонс, Кларком Гейблом, Ричардом Бёртоном, Чарли Чаплином и многими другими известными актерами. Арнольд признавалась, что видеть сегодня блеск и роскошь, а завтра – абсолютную нищету было «шокирующе больно». В 1973 году ряд изданий печатает ее фотографии из Южной Африки, вспоминая о поездке в которую, она говорила: «Одна из серий фотоснимков была сделана о детях, страдающих от недоедания, умирающих в руках матерей. Видеть детей, погибающих без питания, разбивало сердце. Я намеренно сделала всё возможное, чтобы показать этот кошмар».

Путешествовала она и по Индии, Афганистану, Советскому Союзу – странам, тогда во многом неизвестным для Запада. Что касается СССР, то весьма скоро стало понятно, что подготовленные для ее фотосессий передовики производства Арнольд неинтересны, а потому количество первоначально запланированных мест было резко сокращено. Ведь Арнольд снимала детей, работающих женщин и простых рабочих, а вовсе не те производственные мощности, которые СССР хотелось выставить напоказ Западу.

В Москве она так и вовсе неожиданно посетила психиатрическую лечебницу, и запечатленные ею пациенты долгое время на Западе воспринимались «диссидентами, запрятанными в психушку».

Добивалась она в течение 15 лет и разрешения посетить Китай. В итоге получив его в 1979 году, Ева Арнольд проехала тогда около 60 тысяч километров по всей стране, сделав репортаж из 12 тысяч кадров, запечатлевших все разнообразие Китая. Это был один из важнейших для нее проектов, осуществив который, Ева Арнольд сосредоточилась на выпуске книг и альбомов своих работ. Удостоенная за свою карьеру множества международных наград, Ева Арнольд ушла из жизни 4 января 2012 года. Несмотря на проблемы со здоровьем, предшествующие смерти, жаловалась она в те годы лишь на то, что руки больше не могут держать фотоаппарат.