С такой фамилией, как у меня, на работе не восстанавливают

12.04.2001

Лауреат Государственной премии кинорежиссер Георгий Натансон известен такими фильмами, становившимися хитами проката, как «Старшая сестра», «Еще раз про любовь», «Валентин и Валентина», «Взбесившийся автобус». Он окончил ВГИК еще во время Великой Отечественной, поначалу работал вторым режиссером, а в 1961-м обратил на себя внимание постановкой киноверсии пьесы Виктора Розова «В поисках радости» (фильм «Шумный день»), сделанным им совместно с молодым тогда Анатолием Эфросом. Картины Натансона (а среди них «Все остается людям», «Они были актерами», «Посол Советского Союза», «Повторная свадьба» и другие) отличаются бережным подходом к драматургическому материалу, культурой актерского ансамбля. Сегодня старый мосфильмовец Георгий Натансон, переживший на главной студии России несколько эпох, вспоминает далекие пятидесятые:



Мы закончили съемки сложнейшего объекта "Великий Новгород", впереди остались павильонные съемки. И вдруг неожиданно Сталиным была провозглашена борьба с космополитами. Статьи в газетах, передачи на радио возвестили, что в нашей стране живут безродные космополиты, принося вред, в том числе и нашей культуре, и науке.

Конечно, я пытался поверить, как многие на "Мосфильме", что режиссеры Сергей Юткевич, Илья Трауберг и другие, которых на митинге на "Мосфильме" разоблачил Марк Донской за их любовь к западному искусству и кинематографу, являются космополитами, но не мог понять почему они безродные, ведь они родились и выросли в России, награждены высокими правительственными наградами, орденами. Русская культура им родная.

О замечательном режиссере Марке Донском я вспоминал на Декаде советского кино в Риме и Милане. Наш фильм "Старшая сестра" пользовался грандиозным успехом. За Таней Дорониной ходили толпы журналистов, телерепортеров, фотографов просто зрителей. "Новая советская кинозвезда, русская секс- бомба, звезда кино, русская красавица". "Старшая сестра" — лучшая неореалистическая картина. В то время был расцвет итальянского неореалистического кино. Итальянские картины пользовались необыкновенным успехом в СССР. Когда я на пресс-конференции хвалил эти картины, итальянцы сказали, что учителями их неореалистического кино были советские режиссеры, советские картины.

Я не мог понять, почему увольняют евреев из министерств, газет, журналов, заводов… И вдруг на студии "Мосфильм" вывешивается приказ дирекции, что "в связи с сокращениями штатов увольняется более 70 человек", и все -- с еврейскими фамилиями. Среди увольняемых фамилий и была моя фамилия, и Михаила Швейцера, и других, в дальнейшем известных режиссеров. К зам. директору студии Фролову незамедлительно обратился с протестом режиссер-сказочник Александр Птушко, знавший меня по совместной работе, он доказывая, что я хороший и нужный ему ассистент.

«Это не мое решение , — ответил Фролов, — а Комитета по кинематографии СССР».

К заместителю комитета по кадрам И. Лукашеву, известному пьянице и бабнику, Птушко помчался прямо во время съемок. Лукашев заявил, что помочь не сможет. Председатель Комитета Большаков Александра Птушко не принял. Я был в отчаянии. Обратился в Районный народный суд на Бережнековской набережной. В своем исковом заявлении к студии "Мосфильм" считал увольнение не несправедливым и требовал восстановления. Сообщал, что я единственный в семье кормилец, что на моем иждивении больная мать, жена с малолетней дочуркой, сестра-студентка. Что мой отец Григорий Натансон, профессор, "белобилетник" по зрению ушел в 5 июля 1941 года в Кировскую дивизию народного ополчения и погиб в битве за Москву. Отец был экономистом, преподавал в Плехановском институте, знал несколько иностранных языков и уже в те годы видел в сталинском режиме беду. Через несколько дней мне позвонила секретарь суда, и попросила приехать на прием к судье, которая вела мое дело.

Меня встретила миловидная молодая женщина и доверительно сказала: